"Мой дом в Саханке грабила моя первая учительница". Алексей Кожедуб рассказал, за что ненавидит Россию и предателей Украины

"Знаете, кто больше всего ненавидит россиян? Тот, кто первым с ними столкнулся". Уроженец ныне оккупированной Саханки Алексей Кожедуб до войны работал водителем в КП "Горводоканал". Он никогда не служил в армии и надеялся прожить спокойную жизнь в поселке с родителями, женой и дочерью. Но война поставила на этих планах жирный крест. Он пережил пытки в подвале, получил инвалидность, потерял дом.

4 сентября 2014 года

В этот день в мой поселок вошли российско-террористические войска. Как говорят:  "Пришла беда - открывай ворота".  Сначала просто стреляли со стороны Ростова, потом танки заехали по улицам. Кошмарная картина. Нужно только увидеть своими глазами, чтобы понять.

Боевики начали сразу заселяться в покинутые дома, стали мародерствовать. Вычисляли тех, кто был за Украину, и издевались над жителями. Таких было не мало. Все патриоты Саханки побывали на этих подвалах.

"Мой дом в Саханке грабила моя первая учительница".  Алексей Кожедуб рассказал, за что ненавидит Россию и предателей Украины, фото-1

Плен

Меня лично сдал сосед. За что? За флаг. Я вешал 24 августа, в День Независимости, желто-голубой флаг на доме. Вот тогда, 4 сентября, приехали за мной ребята и "отвезли разбираться". Завели в комнатушку на одной из дач на окраине Саханки. Стали говорить, что я себя веду неправильно, и нужно воевать за какую-то "Новороссию". Боевики были в масках, но я их запомнил. Позывной одного Богдан, а другого Кедр. Был еще и человек из Мариуполя. Его позывной Пиленгас. Они издевались, заламывали пальцы, били прикладами, я терял сознание, а когда приходил в себя - били ногами. Врагу не пожелаешь. У них было одно требование, говорили, что я иду не по правильному пути за сине-желтый флаг. Пытали несколько часов потом отпустили. 

Жизнь в оккупации

Больше недели поселок был полностью заблокирован боевиками. Никуда никого не пускали и не выпускали. Мы даже хлеба не видели, ничего не работало. Люди боялись ходить по улицам. В 500 метрах от моего дома в Саханке есть скважина. Но я боялся туда идти за водой, чтобы не подумали что я корректировщик. Тогда стояло по посадкам очень много их танков и БМП. После 10 сентября они стали выдумывать свои незаконные документы. Штампики "Новороссии" ставить на разовый выезд из села на сутки. 

Партизанщина

Я оставался жить в Саханке, но жену вывез в город. Не расскажу как, но меня познакомили с людьми из ВСУ. Тогда мы начали потихоньку партизанить. Передавать ребятам координаты техники и расположения боевиков. Приходилось выходить ночью, чтобы не попасться на глаза соседям. Если бы я еще служил в армии, то было бы легче, а так всему пришлось учиться на ходу. Приходилось порой ходить смотреть после того как наши "отработали" по боевикам, чтоб оценить их потери. Мы хорошо их "накрывали". Бывало по 11 человек за раз... Я был не один, был брат и еще напарник. К декабрю 2014 года я стал чувствовать, что рано или поздно меня схватят. 

Служба в "Азове"

В 2015 году вся семья выехала их поселка. Там остался только отец, который говорил, что тут его дом и наотрез отказывался уезжать. Приехав в свободную часть Украины, я сразу же вступил в "Азов". Был в инженерно-саперном взводе. Строил укрытия, потом перешел на должность водителя. Непосредственно в боевых действиях участия не принимал.  В "Азове" мне нравился коллектив. Все делились друг с другом, не важно было, кто с запада, а кто с востока, и кто говорит на русском или украинском языке. Мы были все вместе, одной силой, один кулак. В конце концов, это мы на своей земле,  россияне пришли сюда, а не мы к ним.

Плен отца и шантаж

Был момент, о котором я жалею. Мать знала, что мы с братом добровольцы "Азова" и одобряла это, а отцу, который остался в Саханке, мы не говорили. И вот однажды, по-моему 5 мая 2015 года, ночью на телефон матери раздался звонок. Звонившие стали говорить, что они находятся в нашем доме, рядом с отцом, а мы с братом - каратели и пошли против "ДНР" и "Новороссии". В общем, над отцом стали издеваться, и мать это услышала по телефону. Ее сразу ударил инсульт. Потом я взял трубку. Человек, который разговаривал со мной, был из Хабаровска.

Меня шантажировали, говорили, что я должен взорвать рейсовый автобус и проходные "Азовстали". Предлагали 3 тысячи долларов. Я отказался.

Через 5 дней мы узнали, кто нас сдал, и поговорили с этим человеком. Он падал на колени и извинялся. Но за свои слова надо отвечать...  Оказалось, что он увидел моего брата, который на базе "Азова" варил забор. 

Но мир не без добрых людей. Нашелся человек, который вывез моего отца из Саханки через Безыменное и посадил на автобус. Мы встретили отца на блокпосту. Очень повезло. А  человека, который вывез моего папу, сепаратисты за это жестоко "прессовали".

Боевики в родительском доме

Потом был еще один звонок. Люди, которые стали работать на боевиков, "оборотни", говорили моей маме по телефону, что они или зайдут в дом спокойно или будут все ломать. Ключи были и соседки. После этого у мамы случился еще один приступ... В общем, теперь в родительском доме в Саханке боевики сделали свой командный пункт. Снимают видео оттуда, а я смотрю  и вижу розы, которые садила мама...

Грабили мой дом глава сельсовета, соседи и даже первая учительница.

Был в моем доме даже один из главарей боевиков военный преступник Эдуард Басурин.

Инвалидность

После "Азова", я вступил в воинскую часть НГУ 3057. Стал замечать, что у меня появились проблемы с позвоночником и онемение одной ноги. Пошел в больницу -  сделали там МРТ, и оказалась, что у меня большая межпозвоночная грыжа. В 2016 году я лег на операцию, но сделали ее, мягко говоря, не удачно. Вырезали не все, и мне все становилось хуже и хуже. Изменений за эти годы нет и я уже даже в этом, 2021 году, успел полежать в больнице. Врачи говорят, что нужно подлечиться, а потом готовиться на операцию. Но это надо около 50 тысяч гривен. Государство, увы, такое не оплачивает.

Мечта

У меня есть мечта - вернуться домой и посмотреть в глаза всем предателям и "оборотням". Всем, кто грабил и кто воевал, кто работал на оккупантов. Всем, кто пошел против своего народа. Они должны предстать перед судом. Я  в это верю, и мы обязательно вернемся!

Читайте также:Хип-хоп на войне. Как мариуполец пошел в армию и стал читать рэп, - ФОТО+ВИДЕО

Выстрел в детство. Как боевики "ДНР" привлекают подростков в свои ряды , - ФОТО

Мариуполь азов
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии