• Главная
  • Дети Героев. Дети-герои... История мариупольской семьи, которая становится сильнее
16:35, 12 октября 2023 г.
Надежный источник

Дети Героев. Дети-герои... История мариупольской семьи, которая становится сильнее


Под обстрелами Мариуполя два сына потеряли отца, жена - мужа, мать - сына. Теперь они держатся вместе и мечтают помогать тем, кто пережил потерю, как и они. Ольга Леус сейчас живет во Львове, работает специалистом по поддержке пострадавших семей в фонде "Дети героев", ее старший сын Михаил готовится поступать в вуз на психотерапевта, чтобы помогать тем, кто пережил войну, а младший Гера мечтает, что его новые друзья увидят когда-то его любимое теплое море...

Михаил, 15 лет

Я, в принципе, не общался так тесно со всеми одноклассниками. С тем, с кем дружил, поддерживаю связь и сейчас. А тогда, как в Мариуполе начали выключать свет, так и пропала связь. Мы еще старались не тратить заряд телефона. А до этого, конечно, обсуждали, что не понятно, что будет дальше. Мы, конечно, надеялись, что Украина выиграет эту войну. И думали, что делать нам. Несколько одноклассников сразу выехали, а мы как-то не выехали... Мы тогда, наверное, могли просто слушать взрослых, потому что сами тогда ничего не решали. Нет, не так прямо, что ничего не говоришь, но, все равно, взрослые умнее и мы должны были полагаться на них...

Ольга

Из Мариуполя мы выехали только 15 апреля. Первые дни войны воспринимались как нечто временное, мы верили в наши Вооруженные силы, думали, что наступление остановится где-то на окраинах города. Даже в голову не приходило, что город будет разрушен. Жители Левобережья быстрее это на себе почувствовали, а мы в центре города долго надеялись, что очень скоро все закончится.

Я работала всегда в городском совете. Последние четыре года - в центре предоставления административных услуг. Муж сначала работал на Азовском судоремонтном заводе, а за год до большой войны перешел на работу в порт. Тогда, 24 февраля, мы утром пошли на работу. Муж сказал: "Он все же начал", имея в виду Путина. Но с лета мы постоянно слышали разные даты, поэтому уже перестали это серьезно воспринимать. Наверное после обеда в ЦПАУ начали выключать государственные реестры. Это был более-менее официальный сигнал, что что-то не то. Я уже видела очереди в аптеках, у банкоматов, в магазинах нельзя было сделать оплату через карту. Когда нас отправили по домам, я слышала постоянные взрывы со стороны Левого берега. Ближе к вечеру нам сказали, что завтра мы на работу, уже не выходим.

Муж говорил: война не может длиться вечно. Мы верили, что через несколько дней оккупантов выгонят из страны и мы будем жить, как раньше. Я видела в новостях о том, что организованы дополнительные эвакуационные поезда на Львов. Но у нас еще был свет, интернет, вода. Я говорила, давай хотя бы рассмотрим, хотя бы поговорим на эту тему, возможно, нам стоит выехать.

Но мы не выехали... По той же причине, по которой там осталось много людей: жалко было бросать имущество, квартиру. На тот момент, когда стало уже понятно, что квартира и то, что в ней, не является такой ценностью, было уже поздно. Поезда во Львов уже просто не ходили, машины не было, поэтому мы не смогли попасть в те колонны, которые выезжали в марте.

Гера, 9 лет

Меня зовут Георгий, но сокращенно - Гера, именно так я привык, чтобы меня называли. Я помню Мариуполь, он очень красивый был. Пока те... дебилы туда не зашли. Я хотел немножко другое слово выбрать, чтобы их назвать, но ладно...

Я очень, очень любил море. Мы каждое лето ходили туда. У нас была такая большая корзина, где все игрушки хранились. И мы с моим братом носили ее к морю, чтобы играть в песке. А во Львове нет моря. Да, очень грустно. Город без моря для меня не очень. Хотя бы есть аквапарк. Но там нет той зеленой водички, нет песочка... Ой-йой-йой-йой, да, вот во Львове этого не хватает, это точно...

Дети Героев. Дети-герои... История мариупольской семьи, которая становится сильнее, фото-1

Ольга

Мы отчаянно искали машину, которая могла бы взять нашу семью - пока еще могли выходить из квартиры или со двора. Во второй декаде марта мы уже не выходили, кажется, даже наш мангал стоял в подъезде. Мы видели, как люди ехали, надеялись, что возможно, кто-то нам предложит, но у всех машины были забиты. Нас было пятеро и собака. Был еще кот, но он потом сбежал. Искали новости о возможном "зеленом коридоре", там писали, что должны были ездить полицейские машины с громкоговорителями. Один раз вроде бы были такие, люди поехали, но колонну не пропустили и все вернулись обратно.

У нас был определенный запас еды. В первый день муж со старшим сыном пошли в магазин, но опыта выживания не было: купили какие-то консервы, воды немного, свечи, спички, что-то такое, что можно долго держать в морозильной камере... Сейчас, уже имея опыт, понятно, что ни к чему мы не подготовились... Когда соседи выезжали, некоторые оставляли нам тоже продукты. Как-то держались. 

Гера 

Я немножко это уже пережил, и сегодня уже ни с кем об этом не говорю, если честно. В тот момент было больно и страшно - какой-то просто коктейль. Можно кое-что сказать? Угадайте, какой мой самый нелюбимый запах? Медицинский спирт! Он у меня в воспоминаниях до сих пор сидит, представляете? Я его недавно покупал, потому что поранился где-то неделю назад. Почувствовал запах и у меня прям дрожь по всему телу. У меня какой-то кусочек остался в памяти...

Ольга

Мы находились в собственной квартире, потому что 20 марта был ранен младший сын. Влетело в одну из комнат, которая была завешена одеялами и коврами, потому что было очень холодно. К счастью, это было не очень серьезное ранение - трижды по ноге осколками пришлось. И это нас еще задержало в квартире, мы не спускались в подвал, потому что надо было как-то заботиться о ребенке, обрабатывать раны. Ну, в подвале, сами понимаете, мало света, холодно, люди, животные... я боялась антисанитарии и переохлаждения.

Дети Героев. Дети-герои... История мариупольской семьи, которая становится сильнее, фото-2

Мы попытались получить медицинскую помощь. Кто-то из соседей сказал, что полевой госпиталь обустроен в ДК Молодежный. Мы побежали туда с мужем, сына оставили. Там какая-то девочка, молодая очень, фельдшер, говорит пойти с вами не могу: я погибну, а тут куча раненых! Я говорю, ну хотя бы на словах, дайте какой-то совет. Она посоветовала антибиотик. У меня был - потому что это же зима, я купила превентивно, на тот случай, если кто-то заболеет и он нужен будет срочно. Там взрослая доза на три дня, я разделила пополам и давала 6 дней. Рана понемногу зажила, нам удалось...

Он ничего не понял, его накрыло теми одеялами во время прилета. Это было утро, мы еще в кроватях были, пытались подольше находиться под одеялами, грелись друг возле друга, а он заскучал, ему хотелось уже походить, подвигаться. После взрыва начали перекликаться, старший отозвался, мама, муж. Я понимаю, что Геру не слышу. А потом он говорит: я что-то не могу понять, что со мной случилось. Контузия. Я так себе думаю, если кричит, если может себя проанализировать, все не так и плохо. Начали его рассматривать: голова целая, руки, плечи, спина, пальцы на руках все на месте. Потом вижу - по ноге кровь течет, сняли с него штаны посмотреть, что там, а он тянет обратно, говорит, мне холодно! Хорошо, что какие-то бинты я имела, перекись водорода, санитайзер был, чтобы руки могла себе обрабатывать, потому что воду же надо было экономить.

Михаил 

Несколько моих друзей до сих пор сидят под оккупацией. Два в Киеве, один, как и я - во Львове. С теми, кто сейчас остается в Мариуполе, общаюсь очень редко, потому что у них не всегда есть связь. Да и повода для этого как-то уже нет. Видимо, у них свои проблемы, они постоянно заняты, общение не идет. Они рассказывают о том, что в школе на полную идет пропаганда. Они это не очень слушают, стараются читать украинские тг-каналы, они поддерживают Украину, конечно. Но о планах на будущее я не спрашивал, потому что последний раз общался где-то полгода назад, поэтому сейчас не знаю, что там с ними... 

Гера 

Сначала я бы навестил наши квартиры, потому что я их помню. Я недавно работал с памятью - бабушкину квартиру тоже помню. А еще, кстати, фонтан. Мы же жили в самом центре, там в сквере был такой фонтан. Я очень любил, когда было жарко, в нем купаться, можно было натягивать резиновые тапочки и бегать! Он - прямо из земли! Я помню его, он очень мне нравился. Мама брала меня гулять с Айсом, это наша собака, мы делали круг по всему скверу. Там еще была красивая площадка, на которой я когда-то даже встретил своего одноклассника из школы.

Дети Героев. Дети-герои... История мариупольской семьи, которая становится сильнее, фото-3

Я вспоминаю о своем друге Никите. Это был лучший друг, самый лучший, самый лучший, самый лучший, самый лучший на всем свете. Я не знаю, где он сейчас. Но у меня появился новый друг, и мы сейчас очень активно с ним общаемся. Я бы хотел ему когда-нибудь показать фонтан и море. 

А еще у нас во дворе был Рома, тоже один из лучших друзей. И мы с моим братом и Ромой любили играть в футбол. Моя мама с мамой Ромой общались, а мы очень любили играть вместе - за гаражами, потому что футбольного поля у нас не было. 

Ольга 

Был очень массированный обстрел и когда, как нам казалось, немножечко стихло, муж решил выйти посмотреть, не падают ли на наш первый верхние этажи. Я только приготовила еду, говорю, ну давай хоть поедим, потом будет холодное, оно же остывает буквально за минутки. А он говорит - я сейчас вернусь.

Как только он вышел, мы услышали две автоматные очереди. И крик... Мне показалось, что голос его, но я до последнего не была уверена. Из окна подъезда я увидела, как наши военные тащили куда-то раненого. Подумала - возможно, он кричал. Но мужа в тот день мы так и не дождались. Сами себе начали придумывать: наверное, он что-то увидел и забежал в бомбоубежище. Мы слышали, что кто-то рубит дрова. И мы же себе: это он помогает, потому что там одни бабушки.

А утром свекровь походила немного по двору, и когда возвращалась, увидела. Он упал в углубление, поэтому сразу не было видно. Она сказала: сходи ты посмотри, может я ошиблась или сошла с ума и там вообще никого нет. 

Но это был он. И я так себе думала: хоть бы мне сейчас самой не сойти с ума на месте. Все уже случилось... Двое детей, мама... Теперь надо взять на себя все то, что он делал. Я, наверное, в тот момент и прожила это событие. За те несколько секунд, как на него смотрела.

Дети Героев. Дети-герои... История мариупольской семьи, которая становится сильнее, фото-4

Гера 

А еще я помню, как папа любил играть на приставке. И я любил за ним наблюдать. Поэтому я хотел бы в такое и сейчас поиграть, наверное...

Михаил 

Я буду поступать или в Католический университет или в университет имени Ивана Франко, на психотерапевта. И после того, как научусь, открою свою психотерапевтическую клинику по восстановлению военных, и тех, кто прошел военные действия, ад потерь родных. 

С фронта вернется более полутора миллионов человек. И вообще не понятно, когда это все закончится. И военным и гражданским людям нужна помощь - как и медицинская, так и психологическая.

Когда я только выехал из Мариуполя, то мне ее оказали. У меня были индивидуальные консультации с психотерапевтом, я также ездил в психотерапевтический лагерь Gen Camp.  Там была и групповая терапия, и мне это действительно помогло. Это 21-дневный курс глубокой психологической реабилитации - проект от фонда Елены Зеленской.

Если не проводить такой системной работы, мы увидим раскол в Украине, потому что люди не будут чувствовать себя, так сказать, в своей тарелке, среди тех, кто имеет другой опыт войны. Я считаю, что в Украине нужно делать очень большие группы психотерапии. Это может быть не основной вопрос, но это обязательно, по моему мнению.

Ольга 

Вечером следующего дня нас ожидало очередное потрясение: на верхних этажах начался пожар. Подул штормовой ветер с моря, мы боялись, что огонь перекинется на нашу квартиру. Все, что было - это полведра воды и маленький автомобильный огнетушитель. Всю ночь я наблюдала за пламенем, это давало ощущение контроля. Благодаря ветру, три квартиры быстро выгорели и дальше огонь не распространился. Но когда я увидела, что на соседний с нами балкон упала какая-то горящая древесина, я испугалась - из-за возгорания мы могли просто сгореть. Тогда я увидела вазон с сухими цветами, который и бросила на тот балкон. Земля потушила обломок. Мы дожили до утра...

После того обстрелов стало меньше, потому что российские войска заняли этот участок. Мы не выходили из квартиры до первого апреля. Мужа мы похоронили второго апреля - на зеленой зоне, где в нашем с ним детстве была спортивная площадка. Мы уже чувствовали слабость, потому что экономили еду. Ребята, которые прятались в бомбоубежище, помогли. Сначала их было четверо, но один в последний момент отказался - не может он коснуться мертвого тела... Я была в отчаянии, но во двор зашел посторонний человек, который, кого-то ища, громко выкрикивал чью-то фамилию. Он вызвался помочь, говорит - я только за сегодня это делал несколько раз... Благодаря соседке мы знаем "номер тела" после эксгумации и перезахоронения. Тех, личность которых никто не мог подтвердить, хоронили просто в безымянных "братских траншеях". Я надеюсь, что когда-то смогу найти, но сейчас точно туда не поеду.

Выехали мы тогда чудом: соседка договорилась с перевозчиком, а ее пожилые родственницы в последний момент отказались. Просто повезло. Я уговорила не просто вывезти из оккупации, а провезти по всей Украине, потому что мы знали, где нас ждали родственники. Правда, водитель, аж присвистнул, когда услышал - Львов. Говорит - а до Северного полюса вам не надо? 

Но так или иначе, мы теперь все вместе живем во Львове. Я сначала работала в хабе "Я Мариуполь". Уже потом присоединилась к Фонду "Дети героев" - сначала как семья, которой они занимаются. Мы получаем существенную помощь и поддержку - дети английским языком занимаются, Михаил в первое наше лето здесь поехал в Швейцарию, получили ноутбук для обучения. Я читала статью о деятельности Фонда, там было, в частности, об организации работы. А я задумывалась над тем, чтобы поискать себе удаленную работу и быть больше с детьми. Решила попробовать, подала резюме. Работаю там уже почти полгода.

Мой личный опыт помогает: я могу понять тех женщин, с которыми общаюсь в рамках работы. Очень важно построить доверительные отношения, чтобы понять, в какой именно помощи нуждается семья. Но я не всегда говорю, что тоже потеряла мужа, зависит от ситуации. Несколько раз так говорила. И это немного помогло построить коммуникацию.

Михаил 

Дети Героев - это обо всех, кто причастен к защите страны: на фронте, в тылу. Это те, кто проживает каждый свою трагедию и становится сильнее. Или пытается выжить и помогать другим, как мой отец. Дети героев сильные, я считаю. Но им все равно нужна помощь: чтобы людям быть сильными, им нужно пережить этот момент и почувствовать поддержку. Если они его переживут и будут жить дальше, то обязательно будут становиться сильнее...

ЧИТАЙТЕ нас в Телеграм-канале Мариуполь 0629

ОТПРАВЛЯЙТЕ свои сообщения в Телеграм-бот 0629

ОБСУЖДАЙТЕ новости в нашей группе Фейсбук - Мариуполь Город-герой

СМОТРИТЕ нас на YouTube

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#Мариуполь

live comments feed...