Как изменилось лицо протестов в Мариуполе

«Прорывайтесь! Прорывайтесь!» - громко кричала женщина на ступеньках здания Левобережной райадминистрации, призывая активистов, пришедших на сессию городского совета, штурмом брать рамку металлоискателя. Их агрессия и напор испугали не меньше, чем полиция, пришедшая защищать порядок в полной боевой готовности – с щитами и в касках. 

«Это картинка очень напоминает 2014 год», - говорили мариупольские журналисты, ожидавшие, когда полиция разблокирует для них проход на сессию.

События минувшей среды показали новое лицо мариупольского протеста. 

Гражданское общество начало формироваться в Мариуполе в 2011-2012 году, на волне экологических митингов. Однако настоящие лидеры общественного движения сформировались в 2014 -м.

Мария Подыбайло, Дмитрий Чичера, Лилия Болбат, Екатерина Сухомлинова, Кирилл Долимбаев, Людмила Галбай и многие другие (пусть простят те, кого не назвали сейчас) могли покинуть Мариуполь в первые же дни после начала российской агрессии. Но они выбрали путь сопротивления. 

Это были успешные в довоенной жизни люди. Интеллигентные, образованные, имеющие за плечами свое дело и репутацию. Предприниматели, врачи, банкиры, педагоги…

И за ними потянулись люди.

Тысячи мариупольцев из месяца в месяц перечисляли деньги на помощь армии, готовили еду, вязали защитные маскировочные сетки, закупали недостающее военное оборудование и обмундирование. Так создавались общественные организации, которые позже, после завершения острой фазы войны, активно включились во внутренние процессы «розбудови демократії». Активисты жили идеями и  ценностями перестройки внутригородской системы управления на демократических основах. И поначалу верили в успех. Они серьезно полагали, что громада может и должна участвовать в принятии решений о том, в каком направлении развивать город. Должна контролировать бюджетные расходы, ведь это – налоги, которые мы платим, а значит, наши деньги.

Еще в 2015-2016-м годах лидеры общественного движения были активны, публичны. Они встречались с мэром, участвовали в круглых столах и всевозможных дискуссиях. Но с каждым годом приходило осознание того, что власть их не слышит, что усилия – во многом напрасны, что жители в основной массе их старания не замечают и не ценят. И постепенно все эти люди стали уходить в сторону.

Кто-то, как Мария Подыбайло или Лилия Болбат, уехал из Мариуполя. Кто-то, как Дмитрий Чичера или Кирилл Долимбаев, сконцентрировались на своих собственных социальных проектах, предпочитая делать на своем месте свое маленькое дело, вместо того чтобы оставаться «мальчиками для битья» в публичной плоскости.

Но свято место не бывает пусто. И на место лидеров 2014 года пришли другие люди, новые лидеры.

Сегодня борьбу с воровством и коррупцией возглавляет в Мариуполе Александр Чушикин, имеющий несколько судимостей. Согласно реестру судебных решений, 3 мая 2007 года Ильичевский районный суд приговорил его к трем годам и трем месяцам тюрьмы за кражу с проникновением в чужое жилье (ст. 185 ч.3) и пособничество в краже (ст.27 ч. 5). Поговаривают, что вместе с подельниками он обносил гаражи. С трудом верится в искренность намерений бороться с воровством у человека, который не так давно промышлял кражами. 

Как изменилось лицо протестов в Мариуполе, фото-1

Еще один новый лидер – Геннадий Глазунов. Человек позиционирует себя как правозащитник, и выдает себя за журналиста  он-лайн издания «Рупор Приазовья». Правда, еще в марте 2020 года редактор этого издания опубликовал пост в Фейсбуке с требованием вернуть удостоверение. Но Глазунову это не мешает. 

Как изменилось лицо протестов в Мариуполе, фото-2

Сейчас Геннадий Глазунов в качестве гражданского активиста отстаивает идею ОПЗЖ о передаче газотранспортной системы в коммунальную собственность. На последней сессии он выступал с заявлением по этому поводу. 

Глазунов позиционирует себя как борец за права несправедливо пострадавших от рук городской власти. В минувшую среду он подрался с главой департамента по вопросам безопасности Григорием Березуном, пытаясь прорваться на сессию. Летом 2019-го он заявлял, что его ударил городской голова Вадим Бойченко.  А вот несколько ранее, когда Глазунов возглавлял ОСМД, он сам проявлял агрессивный характер и ударил женщину, жительницу ОСМД. Так что даже пришлось вызывать полицию.

Валерия Иванова – еще одно новое лицо мариупольского протеста. О ней пока известно крайне мало.

Как изменилось лицо протестов в Мариуполе, фото-3

Кроме того, что она не жалует полицию,  известно, что она ненавидит Сороса и считает проукраинских активистов пожирателями денег филантропа и мецената. Об этом она кричала в холле Левобережной райадминистрации. Валерия Иванова ведет себя агрессивно, грубо, не церемонится в выражениях.

Можно по-разному относиться к этим людям, но очевидно, что они представляют определенную часть жителей Мариуполя, которые после 2014 года ушли в тень. Сейчас, после усиления позиций ОПЗЖ, их голоса снова стали громкими.

Активный участник сопротивления российской агрессии Елена Золотарева не исключает, что сегодня в мариупольский протест включились те люди, которые в 2014-м идеологически стояли по другую сторону баррикад, поддерживая «русскую весну» в Мариуполе.

«Мне кажется, что для некоторых людей из тарифных протестов, которые сейчас активно включились во внутригородские процессы,  участие в нынешних, неполитических, митингах стало своего рода формой легализации», - говорит она.

Муниципалитет всеми силами пытается использовать этот новый актив, для того чтобы дискредитировать своих политических оппонентов. «Посмотрите, с кем вы связались, значит, вы – такие же, как они », - говорят чиновники и мэр, рассылая этот тезис по всем доступным для них каналам коммуникации.

Власть использует этот новый актив и для дискредитации протестного движения в целом. «Вы же посмотрите на этих митингующих!  - говорят они о протестующих против застройки Городского сада. - С ними же невозможно разговаривать,  там же неадекваты одни, они политизируют вопрос», - всеми силами сигнализирует  муниципалитет.

И в результате все этих некрасивых процессов мы можем потерять не просто Городской сад. Мы можем потерять Город.

Анна Романенко

Мариуполь
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии