Они говорят, что нет денег. Но в первую очередь нет никакой работы. Какая связь? В средние века вплоть до формирования на рубеже 19 и 20 веков индустриального общества, богатство было в сельском хозяйстве и сельскохозяйственном производстве. С приходом индустриализации все больше и больше богатства переходило в производство техники и количество рабочей силы. Города увеличивались, так как их богатства также быстро увеличивались, при этом они не требовали огромных территорий, как это происходило в сельском хозяйстве.

Прогресс – это не всегда хорошо

На сломе 60-х годов прошлого века социологи начали популяризировать идею о том, что общество индустриальное также начало уступать место – ему на смену пришло общество услуг, напоминает финансовый журнал PFJ.RU. Причем этому пост-индустриальному обществу уже не нужны были ни заводы, ни техника, им достаточно было офисов. Основная разница между этими двумя в том, что в индустриальном обществе было куда легче производить оценку, оперируя вполне материальными показателями. Вы всегда могли знать сколько заработали или потеряли. Однако в обществе услуг достаточно сложно производить такую оценку, равно как и планировать или пытаться этих планов придерживаться. Все идут на рекорд в попытке как можно больше заработать и в результате сектор услуг становится раздутым и даже несколько паразитирующим. Между тем города растут, деревни, напротив, пустеют и сокращается. Может, все нормально? Может – если бы население было стабильно.

Такие разные экономики

Меж тем Евангелие глобализации уже провозглашено – глобальная экономика стала миром без границ. Нашла себе место в глобализации и финансовая экономика и нравится это европейцам или нет, но теперь финансовые операции не могут быть не глобальными. Правда, для той экономики, которая все еще занимается производством, той, которая фактически формирует рост и богатство стран, неважно насколько глобальны финансы. Зато именно эта финансовая экономика интересует большинство финансистов, которые сосредоточились на ней, обогащающей спекулянтов на Уолл-стрит, мировые банки и самых финансистов, направо и налево раздающих свои рекомендации. Слишком сложно? Извольте – финансовая экономика позволяет заработать (выиграть) или понести убытки (проиграть), но сама по себе ничего кроме бумаги не производит, а значит, никак не может провоцировать экономический рост той или иной страны.

Глобализация как ошибка

И как бы парадоксально это не звучало, но именно глобализация стала наиболее серьезной ошибкой со стороны жаждавших ее европейских правительств. Учитывая паритет технологий (сначала с Японией, а потом и с Китаем, Индией и пр.), рабочая сила Запада из-за своей высокой стоимости попросту обрекла себя на безработицу. Занятость переместилась в те места, где наемный труд стоит в 5-10 раз дешевле, а значит приносит производителям куда больше прибыли. Да, из каждого правила существуют исключения, аудит итальянской экономики последних лет наглядно показывает, что только в одной Италии за последние 5 лет было сокращено около 675 тысяч рабочих мест, а производство сократилось на 20,5%. И, скорее всего, будет продолжать сокращаться, ведь механизм смещения производственных мощностей уже запущен. В итоге можно наблюдать очень печальную картину – как бы не пытались МВФ и ЕЦБ накачивать дополнительными капиталами страны, в которых безработица скачет семимильными скачками, как бы не сокращали эти должники свои расходы, продемонстрировать уверенный рост ВВП у них вряд ли получится, так как они просто почти ничего не производят. А внедренное в режиме кризисных мер поднятие налогов еще и начало «давить» малый бизнес, который всегда был основой для любой экономики.