Позывной “Псих”. Доброволец из Мариуполя рассказал зачем вступил в “Правый сектор”, и почему ушел из ВСУ, - ФОТО

Позывные на войне дают не случайно. Псевдоним кратко и ясно, хоть и утрировано, отражает суть человека. У  27-летнего мариупольца Артема - позывной "Псих". Он одним из первых вступил в “Правый сектор” и воевал с боевиками.

На фронт он пошел добровольцем в 2014 году.

Расскажи, чем занимался до войны?

Для меня все началось с Майдана. Я отнесся к революции положительно. Но у нас, как всегда, возьмут хорошую идею и ее испоганят. Там ничего не “взлетело”. А потом у нас начали “отжимать” Крым... Это была проблема серьезней, и мне это не понравилось.

Потом началось АТО. Я сразу не смог попасть на фронт, но, закрыв долги на “гражданке”, в конце октября 2014 года уже был в учебке от ДУК “Правого сектора” на “Десне”.

Почему именно в “Правый сектор?”


Честно говоря, не помню. Кто-то мне дал номер – я позвонил, и мне объяснили, что надо сделать, чтоб туда попасть и куда ехать. Почему именно туда? К ним было больше всего доверия. У них было все просто – они были не под МВД, не под ВСУ. Та и мне не надо было регалий и статусов. У меня была другая идея.


Ты до этого не служил в армии?

Та я вообще не годен.

На учебке было тяжело?

Я “рыгал” от усталости, но было весело и интересно. Меня научили много чему полезному и нужному, тому, что мне помогло выжить на войне. 

То, что ты из Донецкой области, было проблемой на службе?

Вообще не вопрос. Предложили мне служить в “Аратте”. Я был единственный, кто с учебного центра “Десна” попал туда. Других тогда отправляли в 5-ый отдельный батальон УДА, который был под Донецком. Я же мариупольский, и предложение служить рядом с домом было шикарным. Я приехал в Мариуполь, потом в Камыш-Зарю, где была база батальона. Там почти все были львовские ребята. Я сказал: “Здорово. Я Артем. Буду с вами движевать”. Никаких проблем из-за моей русскоязычности и по поводу того, что я из Мариуполя, не было. Так и началась моя служба.

Базу перенесли в Юрьевку и были боевые выходы на Чермалык , Водяное и Широкино.

Что было самое запоминающееся?

Что-то героическое рассказать? (смеется). Самая моя любимая история, это про то, как мы с ныне покойным “Молодым” пошли к своим забрать еду и отнести на другую позицию в посадку. На машине там не проедешь, и нужно было почти 1 км идти пешком по очень “неудобной” дороге. Я имею ввиду простреливаемой с двух сторон. Нужно было принести большую кастрюлю макарон с мясом и мешок белого хлеба. По дороге назад по нам открыли огонь из пулемета. Молодому было удобно ползти с хлебом, а мне с кастрюлей не очень. Но в посадке были голодные пацаны, и надо было им донести провиант. Мы справились.

Честно говоря я не страдаю геройством и не люблю рассказывать о себе. Я считаю, что это что-то обыденное, и каждый должен был что-то делать для обороны страны.

Где были самые интенсивные бои?

На 4-этажках в Широкино. Все “недолеты-перелеты” падали именно туда. Мы находились очень близко к врагу. Даже ближе, чем на “домиках” на улице Советской.

Как считаешь, с кем вы там воевали?

По моим ощущениям, это были, мягко говоря, не очень умные люди. Были ребята и там, которые все умеют и быстро учатся, отрицать этого не стоит. Но я наблюдал, как боевики пьяные вылазили на бруствер и стреляли “навесиком” с пулемета . Так что, я сомневаюсь в их психическом здоровье. Ну а, может, обколотые и обкуренные.

С кем вы как добровольцы взаимодействовали во время боевых действий?

Мы были вместе с “Донбассом”. Мы заезжали по 5 суток туда. Были без шевронов. Типа, если что, мы “батальон Донбасс”. Нам запрещали там находиться. Вроде как мы – неподконтрольное вооруженное формирование. Потом заехала морская пехота. Мы показывали им, где там что находится, потому что на тот момент морпехи не знали местности. Было с ними “весело”, но потом, хоть даже у них тогда не было сформированного сознания воинов, они хорошо делали дела и насыпали боевикам. Многие сейчас из них офицеры. Это не может не радовать.

Кто шел в добровольцы? Кто воевал рядом с тобой?

Это были абсолютно разные люди, студенты, художники, простые работяги. Разный контингент, и было очень интересно общаться.

Когда ты ушел в ВСУ?

В 54-й разведбат мы перешли всей группой после истории с 8-ми пленными террористами. Все весь помнят про этот случай. 

Изначально я не хотел переходить. Но туда ушло два моих хороших приятеля (одного уже нет в живых), и я тогда пошел с ними. Там мы попали в армию в конце августа 2016 года. Нас оформили в военкомате максимально быстро. За время службы  взяли в плен одного  дурачка, и была пара неудачных боевых выходов. Во время одного погиб “Молодой”, а “Паук” был ранен. А потом нас отвели на ППД (пункт постоянной дислокации), и я был разочарован.


Почему?

Я понял, что такое армия. Катить квадратное и нести круглое и не важно, что это не удобно. Такой приказ. Я уволился в апреле 2017 года, но по факту не служил (на ППД время службой не считаю) с декабря 2016-го. В то время в Житомирской области только с алкоголиками воевал.

Понимаешь, в “Правом секторе” было все здраво. Мы собрались все вместе, обсудили задачу и решили, как ее лучше выполнить, и нужно ли делать это сейчас. Своевременно ли вообще. А в армии – есть приказ и вперед. Там же все “ученые с большими звездами”. Так что в 2017-ом году я отошел от дел.

Хочется вернутся на фронт?

Конечно. Даже пробовал. В том же 2017-ом осенью ездил в Житомир, хотел попасть  в 95-ую бригаду ВСУ. Но не допустили психологи. Сказали, что я слишком импульсивный и не годен к службе в армии. И хотел в 2019-ом тоже. Но приключилась снова какая-то “запара” и я сказал: “Ну не хотите – как хотите. Если что – сами будете звонить и звать”.

Что думаешь о текущей ситуации на войне?

Я не могу понять, что там происходит. Что за разведения, что за цирк. Мне это все не нравится. Зачем жизни клали, чтоб это отдавать? Вообще не могу понять, куда смотрит все наше народонаселение. Идиотов большинство. Общаюсь со всеми сослуживцами – все в шоке, но сдаваться никто не собирается. В случае большой беды все снова соберутся, по-любому.

После фронта у тебя были проблемы адаптацией в гражданской жизни?

Конечно были. Там все по-другому. Не сказать, чтоб я во сне в атаку ходил, просто на гражданке другой темп жизни. На фронте все проще. Взял – сделал, летит- упал, надо – побежал. Нет времени на полумеры. А тут как начинают рассусоливать... Поначалу казалось, что люди тут немного тугодумы. Но ничего, уже аклиматизировался.

Читайте также:Боевики на Донбассе понесли существенные потери

Мариуполь всу доброволец
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии