10 дней в камуфляже. Как журналист 0629 участвовал в сборах Территориальной обороны, - ФОТОРЕПОРТАЖ

10 дней в камуфляже. Как журналист 0629 участвовал в сборах Территориальной обороны, -  ФОТОРЕПОРТАЖ

Добровольцы-контрактники, резервисты, кадровые военные и случайные люди, которых призвали на армейские учения обычной повесткой. Сотрудники заводов, работники различных частных фирм и специальностей и даже сотрудники муниципалитета. Люди разных возрастов и образований, гуманитарии и технари. Ветераны АТО и те, кто давал присягу еще при СССР. Все они проходили 10-дневные учебные сборы под флагом Территориальной обороны Донецкой области.

В сборах Территориальной обороны принимал непосредственное участие корреспондент 0629 Александр Гудилин. 

Отправление

Утро 22 сентября - прибывших встретили на пороге военкомата. Около 300 человек с сумками и в сопровождении провожающих толпились возле забора. Но долгие расставания – лишние слезы. Сотрудники военкомата ускорили процесс отправки. Они пофамильно вызывали резервистов, формировали команды и сажали в автобусы. Сидячих мест всем не хватило, поэтому многим пришлось ехать стоя. К тому же авария на Набережной не позволила колонне с территориалами выехать из города быстро. Пришлось объезжать через Кальмиусский район. С одной остановкой на туалет колонна добралась до погрузившегося в сон межсезонья Урзуфа.

Правила хорошего тона

Выгрузившихся из автобуса людей поочередно выстроили в две шеренги. Осмотревшись, я понял, что мы находимся на поле перед базой полка «Азов». Офицеры части сразу же выбрали самый подходящий тон общения: они объясняли резервистам, что тут не тюрьма и не срочная армия, поэтому перегибать палку строгости никто не будет, однако элементарные правила дисциплины в армейском коллективе необходимы. Прежде всего, это уважение к старшим по званию, отсутствие алкоголя и безопасность на учебных занятиях. Сразу же, будто в подтверждение этому, полицейский пес в поисках запрещенных веществ обнюхал сумки всех новоприбывших. (Забегая вперед, скажу, что реальных "залетов" были единицы. Правила хорошего тона соблюдались беспрекословно. Нужно было носить ящики с оружием - все носили. Нужно было подождать до обеда - ждали. Конфликтов в комнатах тоже не наблюдалось. Но однажды произошел по-настоящему неприятный эпизод - у бойца из сумки украли 700 гривен).

Почти солдаты

Далее начался процесс официального заселения на учебную базу. Для этого нужно было пройти ряд локаций в полевых палатках. Медики брали тесты на коронавирус, а штабные сотрудники сверяли личные данные. Новоприбывшим в белых мешках  выдали униформу.

Лично мне отечественные берцы «Таланы» оказались великоваты. На просьбу поменять ответили, что стелька решит все проблемы. В принципе, не соврали. Благо, вся остальная форма оказалась словно по мне шита и особенно понравилось комфортное термобелье межсезонного образца, которое стало основным спутником камуфляжа на 10 дней.

Форма накладывает свой отпечаток. Даже если ты лишь территориал, грубо говоря «почти военный», надевая форму, приходит понимание ответственности и серьезности происходящего. Это чувствовали даже отъявленные скептики. Однако все понимали, что это только организационный этап, а потом начнутся тренировочные будни.

Рота, взвод, отделения

Прошло территориальное распределение. Каждому вручили листик с фамилией и указанием, к какой воинской части он относится на время учебных сборов. Мне лично все запомнилось очень легко - солдат 1 роты, 2 взвода, 3 отделения. Все просто.

Личный состав распределили на 3 роты по 45 человек. В
отдельные взвода были выделены противотанкисты и саперы. Управление состояло из офицеров. 109-ая отдельная бригада территориальной обороны Донецкой области приняла всех через свое КПП. Расположились резервисты в очень комфортных условиях в пансионате «Азов». И это не просто слова. Комнаты для четырех бойцов с телевизорами и ковролином вместо палаток в чистом поле. Теплый душ и сменное постельное белье вместо карематов и двухэтажных нар. Трехразовое питание в столовой и отсутствие нарядов. Начальство напоминало, что за наше проживание Министерство обороны выделило 1 млн гривен и просило относиться к имуществу бережно. «Служи, не хочу!», - говорили опытные бойцы, познавшие тяготы ужасных бытовых условий на полигонах.

Строгость и чувство меры

Далеким от армии людям тяжело объяснить, почему в строю нельзя говорить по телефону, курить, жевать орешки, а после команды «Правое плечо вперед» поворачивать влево. Также тяжело вникнуть в рационализм часовых стояний на плацу и выравниваний шеренг путем команд «Шаг вперед»и «Шаг назад».

Большой коллектив с разной мотивацией и уровнем подготовки и управление им, наверное, требует таких конформистских, казенных, но проверенных решений. «Тут многое не понятно, но все правильно», - шутили старожилы, и с этим сложно не согласиться.

Временные рамки ограничивают людей, но придают жизни чувство наполненности и ритма. 15 минут отдыха между построением и тренировкой по тактике - это совсем не то же самое, что 15 минут на диване после работы в офисе. Каша с килькой в компании тех, с кем бегал, отрабатывая тактику с автоматами по заброшенному пансионату – это не суши с коллегами по работе. Ты учишься ценить время, тех кто рядом и тех, кто ждет дома. Не хочу говорить пафосные изречения наподобие «каждый мужчина должен побывать в армии», однако именно военные сборы территориальной обороны позволили многим вырваться из зоны комфорта и испытать себя в новых условиях и в новой роли.

«Служу народу Украины!»

«В жизни мало священных клятв, которые дает человек. Клятва родителям, клятва супруге и клятва Родине», - с такими словами в солнечное утро майор обратился к строю бойцов территориальной обороны. 23 сентября мы принимали присягу на верность Украине. Но перед этим был еще один эпохальный момент. Личному составу вручили автоматы. В течение 10 дней службы это было закреплённое за бойцом оружие, за которое он нес уголовную и материальную ответственность.  Номер личного оружия должен был отпечататься в памяти и стать важнее кода на зарплатной карте. Именно с этим автоматом придется воевать против агрессора, если вдруг фронт продвинется к Мариуполю, и территориалам придется реально выполнять свои задачи. Но это все перспективы будущего. Впереди - обучение, полигоны и боевое слаживание групп…

С парадным способом ношения автомата на груди бойцы поочередно выходили и зачитывали Присягу перед товарищами. Учитывая, что территориальная оборона – это некий гибрид военной и гражданской формы несения службы, учить присягу наизусть никто не заставлял. Однако действие было торжественное и волнительное. К одному молодому бойцу на присягуприехали даже родители.

"Дикий взвод"

Тут придется немного отойти от объективизма. Патриотический актив, который был знаком друг с другом с 2014 года, также принимал участие в сборах Территориальной обороны. Друзья по «Самообороне Мариуполя» изъявили желание тренироваться отдельно. Если точнее, то эту просьбу в военкомате мы озвучивали и ранее, и даже изначально нам шли навстречу, понимая, что уже относительно сплоченный коллектив добровольцев должен отрабатывать тактические упражнения вместе и вместе проживать. Но, как говорится, это армия, тут часто все происходит не как планировалось. Поэтому Самооборону раскидали по разным ротам и взводам. Только на третий день обращения к начальству мы были услышаны. Так был условно сформирован «Дикий взвод». Мы также остались проживать в своих комнатах со своими отделениями и числиться в ротах, куда были приняты изначально, но тренировки проходили по отдельной программе. Нам уделяли немного больше внимания и времени инструкторы из УНСО и одного из спец. подразделений. «Дикий взвод» не был задействован в показательных учениях на Белосарайской косе, сюжет о которых прошел на всех телеканалах. Наш взвод выполнял другую работу.

«Дикий взвод» выходил на утреннюю зарядку в 6:00 и многие его бойцы пользовались своей амуницией. Мы просились на дополнительные занятия к инструкторам и организовывали лекции. Эта инаковость поддерживалась командованием, однако находились и те, кто не понимал, чем же мы «вдруг такие особенные»…

Реальный огневой контакт с противником – это не основные задачи территориальной обороны в случае ее боевого применения, но мы тренировали именно это. Зачистка и штурм зданий, взаимодействие в «двойках» и «тройках», быстрая смена магазинов и стрелковых положений, оказание первой медицинской помощи раненому бойцу и эвакуация его из зоны обстрела – это основные этапы подготовки. Многие были ознакомлены с базой, но групповое взаимодействие заставило попотеть и включать мозги. Ошибки сглаживались таким замечательным упражнением как десяткой «берпи» - отжиманиями с прыжком и хлопком над головой и многоразовыми повторениями до автоматизма.

Также один день был выделен на полигон, где инструкторы ознакомили с минной подготовкой и основой топографии. Отдельной секцией была огневая подготовка. В каске и бронежилете бойцы выходили на рубеж и из положения лежа поражали ближние и дальние мишени одиночными выстрелам и очередями. Посмотреть на свои результаты стрельб, правда, никто не дал. Однако время тренировок было крайне ограничено, а людей - очень много, и всем нужно отстреляться именно за один день.

Посчастливилось закрепить полученные знания игрой в лазертаг. Это научные разработки для военных, позволяющие отработать тактику в полевых условиях с помощью специального оборудования. На автоматы бойцов были прикреплены специальные лазеры, а на униформу – датчики. При попадании датчики загорались и это давало понять, кто поражен «пулей». Одна группа защищала участок местности, а вторая пыталась оттеснить их, получив минимум потерь. При всех технических минусах и несовершенстве технологий игра дала понять, как важно держать визуальный контакт с группой и использовать складки местности в выборе позиций.

Территориальная оборона как панацея

Тот, кто наступает, всегда несет больше потерь, чем тот, кто защищается. Соотношения живой силы агрессора должно быть примерно в 4 раза больше. Это знает каждый, кто хоть немного связан с армией. И это знает Россия. При вводе своих войск в далеком 2014 году на Донбасс и в Крым, РФ учитывала множество факторов: от числа военных частей на территории до количества огнестрельного оружия на руках у гражданского населения. Но это было 8 лет назад. Теперь у Украины появился такой новый инструмент как территориальная оборона, которая может быть основным сдерживающим фактором внешней агрессии. Одной своей записью в военкомате, одним фактом своего присутствия территориальная оборона ломает стереотипы пропаганды и планы Кремля. Определенное число людей, которое умеет обращаться с оружием и знает свою местность, сможет дать отпор любому противнику. Армию можно разбить и отбросить, но народ, оставшийся защищать свои дома или ушедший в вооруженное подполье, не победит ни один враг.

Мариуполь армия территориальная оборона
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии