Записки освобождения. Как мариуполец помогал "Азову" освобождать город

13 июня Мариуполь будет праздновать свое освобождение от пророссийских боевиков. В 2014 году батальон "Азов" при помощи других подразделений выбил террористов из укрепленного района на улице Греческой. Эта операция могла не состояться, если бы не участие местных жителей, которые были одновременно и информаторами, и разведчиками. Мариупольские патриоты снабжали ценными сведениями военных о числе и вооружении сепаратистов, что помогло провести успешный штурм.

С одним из участников тех событий удалось поговорить корреспондентам 0629. Парень представляется Константином и говорит, что ему 24 года. Однако намекает, что имя и возраст - вымышленные.

Весна 2014 год

Изначально в моем представлении это было два противоборствующих лагеря - проукраинский и пророссийский, которые организовывают параллельные митинги и борются просто идеями. Но потом пророссийские движения становились более агрессивней. Они захватывали административные здания и устраивали погромы. Ни для кого не секрет, что приезжали автобусы с ростовскими автономерами, которые останавливались за зданием городского совета и около ПГТУ. Именно эти приезжие люди провоцировали конфликты в городе, создавали массовку, подначивали и подталкивали местных. Они жгли украинские флаги. К примеру, местные антимайданщики не были против государства и не совершали антиконституционные действия. Они выражали недовольство только новоизбранным правительством, в то время как именно приезжие создавали антиукраинские настроения и делали провокации.

Противостояние на улицах

Я в тот момент учился в одном из заведений Мариуполя. Большинство рябят вокруг ничего не понимали, но была серьезная агитация за Антимайдан, и некоторые учителя делали льготы тем, кто ездил или ходил на антимайдановкие митинги. Я и раньше негативно относился к этому, а после такого лишь утвердился в своей вере. Когда в городе предпринимали первые попытки захвата зданий и оружия, нужно было активизироваться и противоборствовать. Я понимал, что начинают происходить серьезные вещи, и что это теперь не просто драки из-за флага и перекрикивание речевками. Однако до конца не осознавал масштабность происходящего. Я видел, как правоохранительные и другие органы власти бездействуют, а некоторые и потакают сепаратистам. Некоторых моих товарищей из проукраинского лагеря стали вызывать на "дружеские допросы" в ГУВД.  Это и не странно. Проукраинские люди были публичными, их все знали, а вот пророссийские - или приезжие, или "решалы" из районов, или  наркоманы из подворотни, которые решили самоутвердиться.

Контакты с полицией и "Днепром-1"

Как раз тогда, когда я начал принимать участие  в более серьезных вещах в городе (защита городского совета, защита ГУВД) на нас, фанатское движение и других патриотов, начали выходить здравые правоохранители и люди из спецподразделений. Они искали проукраинский актив для сотрудничества. Первое общее дело - это уборка баррикад сепаратистов из-под стен ныне сожженного городского совета. Потом я начал общаться с командиром "Днепра-1". Тогда у меня было ощущение, что нас просто кинули и мы сами тут боремся на месте. Но "днепряне" убедили меня, что это не так, пообещали помощь при нападениях и попросили информацию о местных пророссийских активистах. В батальоне "Днепр-1" было много дончан и луганчан, но мало местных. Поэтому наша помощь им была важна.  Потом через более старших людей в проукраинской тусовке нас стали соединять с адекватными ветеранами Афгана МВД. Одним из них был начальник милиции Мариуполя Валерий Андрущук, за что поплатился своим здоровьем 9 мая. Сепаратисты вывезли его и пытали.

 "Черные человечки"

Когда формировалось это движение, я уже знал о нем. Еще в подростковом возрасте интересовался организацией "Патриот Украины", члены которой защищали нашу страну на национальном уровне за долгие годы до войны. По аналогии с "Патриотом Украины" были созданы "Черные человечки", чтобы оборонять наше государство. В это подразделение вступили более старшие люди из фанатского движения Мариуполя и стали "подтягивать" остальных.  Я, к примеру, тогда не был готов. Для меня это было просто романтическое приключение и до первых смертей я не понимал, чем это грозит. Я знал, конечно, что пропадают люди, и что в Донецке на проукраинском митинге зарезали парня. Но я думал, что это все больше случайность. То, что уже война, в моей голове пока не складывалось. Но в "Черные человечки" пошел мой близкий товарищ, приглашал меня, но я побоялся. В то же время хотел помогать им во всем.

Записки освобождения. Как мариуполец помогал "Азову" освобождать город, фото-1

Помощь информацией

Тех, кто хотел помогать, но не созрел для батальона, стали привлекать к определенной работе. Мы выявляли сепаратистов и мониторили соцсети. Нужно было идентифицировать тех, кто посещал сепаратистские митинги, кто активный, а кто - нет, понимать, кто местный и кто приезжий, если приезжий - то на чем приехал. Я был неопытный и глупый. Ходил наблюдать на пророссийские митинги с желто-синей ленточкой на рюкзаке. Сейчас я понимаю, как тогда я мог подставиться. Я смотрел, откуда подвозятся люди и кто им дает деньги за участие в митингах.

Сепаратисты на Греческой

Туда они переместились потому, что поняли, что удерживать городской совет не смогут и могут повторить судьбу Одессы. Так совпало, что мое жилище находилось рядом с их штабом. Я каждый день проходил мимо их блокпостов и смотрел, какое у них есть вооружение, кто там стоит и как, вообще, работает пропускная система. Они постоянно пытались ограничить пропуск даже для местных и вводить комендантские часы, но я "падал на дурачка" и шел, потому что живу тут рядом.

В это же время общался с "Черными человечками", а еще были странные звонки с неизвестных номеров. К примеру, неизвестный человек говорил, что нужно выйти из дома, пройтись по Георгиевской и посмотреть на дом направо.  Я шел и делал, потому что так надо и даже не было мыслей, что это могло быть ловушкой. В то же время ребята из "Днепра-1" попросили сделать детальный план укреплений боевиков и дать информацию о снайперских точках. Не знаю, насколько она была объективна, потому что чертил я ужасно.

Записки освобождения. Как мариуполец помогал "Азову" освобождать город, фото-2

Едва не попался

Однажды мне позвонили и вновь попросили пройтись по Георгиевской и Греческой, чтобы посмотреть на вооружение боевиков. Мне предложили легенду с потерянной собакой. Как будто она у меня убежала, а я ее ищу. Но меня вычислили. Какой-то молодой боевик подошел и стал тыкать в грудь пистолетом "Флобера". Он говорил, что я тут что-то "вынюхиваю" и сейчас "залечу" на подвал. Он позвал "старшего". Но тот был обкуренный, и поэтому просто меня отпустил. Так я прошел и увидел снайперов. Они готовились к штурму. Это были 10-ые числа мая. Всю информацию я передал "Человечкам" и "Днепру-1".

Первый штурм

Я его называю так. Может это была разведка боем. Вечером я услышал на улице стрельбу. Во двор моего дома заехал "бусик" и его прикрывал черный "крузак". Из "бусика" вышли четыре боевика - двое с автоматами и двое с винтовками. Как я уже узнал позже, они вывозили кого-то из своих важных лиц. Я стал звонить по своим контактам, но никто не отвечал. Когда стрельба стихла, уже позже мне позвонил один из бойцов и сказал одну фразу: "Там было не 4 точки, а больше". Я понял, что речь идет об огневых позициях сепаратистов. У меня была истерика, меня телепало. Это состояние не передать словами. Я переживал, что кто-то из наших убит или ранен. Стал мониторить соцсети, но ничего не нашел. Потом мне позвонил друг из "Черных человечков", сказал, что они провели разведку боем, и все хорошо.

Потом было еще задание. Постоять на углу, где ныне кафе "Изба", и посмотреть, что происходит. Взять с собой девушку, а лучше двух, создать такую непринужденную тусовку. Я тогда увидел, как человек из высоких милицейских чинов приезжал на блокпост боевиков, передал им какую-то коробку и быстро уехал. У них начался кипиш. Они стали собираться и уезжать. К примеру, хорошо вооруженные люди, похожие на выходцев из Кавказа, тогда покинули здание банка. Выезжали на украденных машинах "Приватбанка". Это я сфотографировал и выложил в одном из патриотических пабликов, а потом увидел пост Олега Ляшко о том, что он гонялся за этими авто, но так и не догнал.

Освобождение Мариуполя

Для меня этот день начался с того, что я проснулся от стрельбы. Как идиот, я пытался узнать по своими контактам, что происходит, но никто не отвечал. В патриотических пабликах писали, что начался штурм и просили не выходить из домов, пока он не закончится. Когда массированная стрельба прекратилась и были лишь слышны одиночные выстрелы, я надел футболку с Идеей Нации и вышел на улицу. Прямо перед домом стоял украинский военный с пулеметом, который стал мне кричать, чтобы я зашел внутрь. Потом мне позвонил друг из батальона. Это был покойный "Аксен". Он сказал, что освободил мой дом и вышел к нему. Он провел меня за баррикады боевиков. Я видел схроны оружия в подвалах и попал на этап отлова беглых боевиков, которые прятались по дворам. Я здоровался с военными и говорил им спасибо. Большинство из них были реально рады, как дети.

Записки освобождения. Как мариуполец помогал "Азову" освобождать город, фото-3

Эпилог

После освобождения города началась другая работа. Начала укрепляться власть и силовые структуры. Наконец-то СБУ показала свой хребет и военкомат вспомнил, что он есть. С помощью добробатов в полиции навели порядок и уволили ненужных людей. Также в Мариуполе начали появляться военизированные патриотические формирования. Потом началось мое сотрудничество с СБУ, потому что у меня были данные про сепаратистов. Но уже уже совсем другая история. 

Читайте также: Россия готовится к войне? Мнение мировых лидеров

Плен боевиков и жилье в Бахмуте. Что известно о новом начальнике полиции Мариуполя, - ФОТО

Мариуполь Азов штурм
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии