"Паранойя — это здоровая вещь в наших условиях". Как живут патриоты Украины в оккупированном Донецке

Донецк и Луганск сегодня - белые пятна. Журналисты не приезжают в сепаратистские «республики», созданные почти семь лет назад и контролируемые Россией. Единственный источник информации, свободный от российской пропаганды, - это люди, ожидающие возвращения в Украину. С ними пообщалась польский журналист Моника Андрушевска. 

Своими впечатлениями от общения с патриотами, которые остались жить в тылу врага, она поделилась на сайте  Tygodnik Powszechny. Публикуем главные цитаты статьи. 

“Его профиль в социальной сети фактически пуст. Никаких фото. Дата рождения и фамилия, о которых я знаю, что они ненастоящие. Иногда он постит старые хиты советского рока. И ставит "лайки" под постами украинских военных. Это не было бы удивительно, если бы не указанное место проживания: Донецк".

Мне рассказывали о нем украинские солдаты из Донбасса. Наш человек, помогает нам. Сама к нему не обращайся, подожди. Может, он решит установить контакт”, - говорят журналисту военные.

Мы по-тихому присматривались друг к другу. Но Виталик (имя изменено) иногда не может сдержаться. Особенно тогда, когда нас разделяет только несколько километров, перерезанных линией фронта. “Этим вечером будет противная погода. Может пойти дождь, не гуляй много”, — пишет мне в комментарии к фотографии, на которой я нахожусь под Донецком, на украинской стороне. “Сильно не высовывайся. В твою округу приехал недавно отличный российский снайпер”.

“Хотите в Польше услышать голос из мусорника? Я бы хотел, чтобы в Европе знали, что тут происходит”, — пишет он после двух лет знакомства в Facebook. Мы разговариваем. Поддерживаемых Россией сепаратистов он называет “орками”, а их псевдогосударство — “мусорником”. В сети появляется редко. Когда замолкает надолго, я начинаю переживать".

"Иногда он появляется только для того, чтобы дать знать, что он жив. Он охотно делится историями с прогулок по донецким улицам. После нескольких разговоров у меня уже много фотографий российских антенн и систем радиоэлектронной борьбы".

Они могут заглушать или подслушивать телефоны в радиусе примерно 100 км. Украинские военные иногда рассказывают, что после российских обстрелов нельзя вызвать медиков к раненым по радиосвязи, потому что она не работает. Но ежедневно этим дорогим оборудованием прослушивают гражданских. Россия превратила Донецк в полигон. Тестирует на нас военные технологии. Иногда я чувствую себя как в научно-популярном фильме об обществе будущего, которое живет под тотальной слежкой. Каждый разговор или сообщение отслеживается”, — делится местный житель”.

“Несмотря на это, изобретательные проукраинские жители Донецка используют бреши в российских системах, чтобы общаться с миром", — отметила польская журналистка. 

“Нас выручает информатика и паранойя. Потому что паранойя — это здоровая вещь в наших условиях. Мы прошли ускоренный курс выживания. Видишь человека в гражданском на улице и должен оценить, не разит ли от него российскими спецслужбами. Смотришь на руки, нет ли на них следов от стрельбы. Если не научишься за несколько секунд оценивать, с кем имеешь дело, погибнешь. Когда это все закончится, мне придется заново учиться привычным вещам. Прогулкам, непринужденным разговорам, сну. На войне учишься спать, когда стреляют. На свободе учишься спать, когда не стреляют”, - пишет Виталик.

Еще один герой — человек, скрывающийся за хорошо известным украинской публике ником Фашик Донецкий. “Большинство пропагандистских материалов, которые касаются Донбасса, создаются в России или российскими журналистами, — пишет Моника Андрушевска. — В Донецке не образовались структуры информационной политики. Фашик показывает мне аккаунт на YouTube, который принадлежит главе пропаганды ДНР, и издевательски смеется, что у него только 30 подписчиков: “Пародия, которая показывает условность сепаратистских республик”. “Мы для них проблема. Они знают, что против них пишет кто-то местный. Потому что только такие могут надлежаще атаковать. Мы только забрасываем тему, а она сама распространяется по сети. Власти так называемых республик широко ненавидят и пророссийские жители Донбасса. Даже они знают, что мы — единственная доступная платформа для критики власти”, — рассказывает он”.

Фашик осознает, что Россия не прощает своих врагов. За его голову уже объявлена цена. В прошлом чиновники "ДНР" несколько раз задерживали людей, которых подозревали в том, что они являются Фашиком Донецким. Прежде чем они разобрались в ошибке, людей подвергали пыткам неделями”.

“Фашик верит, что Донецк когда-нибудь вернется к Украине: “Я буду среди тех, кто первым проедет танком по свободному Донецку. Я буду помогать нашим военным брать этот город. Они говорят, что возвращение этих земель может означать потери среди гражданских. Это сложно. Гражданские — это мы. Мы готовы. Местные сепаратисты не боятся украинской армии. Кого боятся? Нас, людей из Донбасса, у которых в сердцах Украина. Потому что мы знаем, как это началось. Знаем, кто ходил на референдум, кто помогал сепаратистам, кто доносил. Те, кто вынужден был выехать, вернутся домой и спросят, где их украденные вещи. Скажут соседям: вы продались за рубли! К нам ни у кого не было жалости. И у нас ее не будет. Мы сами очистим нашу землю. Мы пережили семь лет страданий, переживем еще пятнадцать. Если не мы, то наши дети. Мы тут. Мы ждем”.

 Читайте также:"Цель - мир и свобода". В Мариуполе празднуют День Соборности, - ФОТОРЕПОРТАЖ

Под Мариуполем погиб морпех. Украинская сторона направила ноту в СММ ОБСЕ

Мариуполь днр всу
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии