Анатолий Могилев: «Я глубоко убежден: если бы удержали Крым, проблема Донбасса даже бы не возникла»

Для экс-министра МВД, экс-председателя Совета министров АР Крым Анатолия Могилева Донбасс стал стартом большой карьеры. Сначала – профессиональной, потом – политической. Но этот наш разговор – не о политике. Он о жизни, о переосмыслении событий последних лет. О том, что крымской и донбасской трагедий можно было бы избежать...

– Анатолий Владимирович, что для вас Донбасс?

– Это – моя родина. Славянск – город моего детства, юности. Отсюда меня призывали в армию. Окончив педагогический институт, по направлению работал в школе учителем физики. Потом мне предложили пойти работать в райотдел милиции – инспектором по делам несовершеннолетних. Так начался мой путь в правоохранительных органах. В Славянске дослужился до замначальника райотдела по оперативной работе. Потом работал в Донецке, возглавлял горотделы в Бахмуте, Макеевке, далее – заместителем Министра МВД Украины, начальником главного управления МВД в Крыму. В 2010–2011 годах – министр МВД. С 2011 по февраль 2014-го – председатель Совмина Крыма.

– Расскажите о своем видении того, что тогда происходило в Крыму. Можно ли было предотвратить его отделение?

– Я абсолютно уверен, что Крым можно было отстоять. Его просто отдали. Со стороны предыдущей власти в мою сторону звучало много обвинений, что, мол, Могилев сдал Крым. Но у меня как у председателя Совмина не было полномочий отдавать приказы силовым структурам – от слова «совсем». У Крыма как автономной республики на протяжении многих лет Киев потихоньку забирал права, перебирая управление на себя. Ни один вопрос мы не могли решить без согласования с центром.

Когда появились первые «зеленые человечки» без опознавательных знаков, я сразу же прибыл под здание Совета министров. Но внутрь меня не пустили. Собрал экстренное совещание в крымском главке МВД. Поручил присутствующим силовикам доложить о ситуации по своим инстанциям в Киев. Я же был министром МВД и хорошо знаю, каков алгоритм действий в подобных чрезвычайных ситуациях: нужно было срочно созывать СНБО, объявлять антитеррористическую операцию. Ведь вооруженные люди без опознавательных знаков – это террористы. Но из Киева мы слышали одно и то же: подождите, мы думаем. Мы им – вводите военное положение. А в ответ: «Нет, нам не советуют». С кем они тогда советовались? Они же и были – власть. Просто делили портфели, а время было упущено.

– Сейчас ведутся допросы Яценюка, Турчинова, Луценко по поводу крымских событий. Вас на них уже вызывали?

– Знаете, мне сейчас говорят: почему молчал все пять лет? А я все это время ходил по допросам. Однажды даже провел ночь в СБУ. Так что я не молчал, я только и делал, что выступал свидетелем по этому делу. И сейчас готов выступать, давать показания. Потому что за бездействие в той ситуации виновные должны понести наказание. Я глубоко убежден: если бы удержали Крым, проблема Донбасса даже бы не возникла.

– Увы, она существует. Стал ли для вас ожидаемым захват Донбасса?

– То, что события перекинутся именно в эту часть страны, было понятно. Тогда нужно было срочно принимать решения, но власть по-прежнему медлила. Милиция оказалась деморализована. И это вполне объяснимо. Вспомните, тогда, после Майдана, из нее формировали образ врага. Предыдущая власть выдвигала многим милиционерам – как офицерскому, так и рядовому составу, надуманные обвинения – фактически за то, что они честно выполняли свой долг.

Я вместе с коллегами в течение пяти лет без лишней огласки и пиара оказываем правовую, юридическую и материальную помощь сотрудникам правоохранительных органов, попавшим в беду, добиваясь справедливости для живых и памяти – для погибших. Мы защищаем не только милиционеров, на которых пытаются возложить ответственность за трагические события на Майдане, но и тех, кто пострадал от некомпетентности руководства.

– Но сейчас проведена реформа в правоохранительных органах. Как вы ее оцениваете с профессиональной точки зрения?

– Реформа в МВД однозначно была нужна. Когда я был министром в 2010-2011 годах, мы разработали план реформирования. Потом я ушел, его свернули. Но то, что происходит сейчас – это псевдореформа. Изменили название, ввели новую форму. Кстати, она уже теряет лоск, потому что изготовлена из некачественных материалов. По большому счету – это все. Остальное стало не реформированием, а разрушением. Страшно, что разрушены системы управления, взаимодействия органов. УБОП ликвидировали, через год опомнились, создают новую структуру. А люди – профессионалы – уже ушли. И взятки не исчезли. Это блеф – чтобы убедиться, достаточно открыть любой новостной портал в интернете.

О показателях работы не хочу даже говорить. Они за гранью здравого смысла. Аварийность среди полицейских патрульных авто в 30 раз выше, чем среди гражданского населения. Это данные Счетной палаты. У них 40 % авто непригодны к использованию из-за аварий. Это вообще – как? А недавний нашумевший случай в Киевской области, когда сотрудники полиции стреляли по бутылкам и убили ребенка. Дело приобрело большой резонанс. И что? Где его результаты, а ведь уже почти месяц прошел.

– Как вы считаете, есть ли у Украины шанс возродить доверие к правоохранительной системе, стать успешной, мирной страной?

– Шанс есть всегда. Причем алгоритм действий простой – верховенство закона и права. Закон должен быть один для всех и неотвратимость наказания для тех, кто его нарушил.

Что касается мира – для его наступления есть три варианта: победа, поражение и компромисс. Победа – за пять лет так и не получилась. Поражение для нас неприемлемо. Остается компромисс. И мы будем вынуждены к нему прийти.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии