Вертикально-интегрированный Мариуполь, или Почему городу стоит поделиться своими полномочиями

Вертикально-интегрированный Мариуполь, или Почему городу стоит поделиться своими полномочиями, Романенко Анна

Городская администрация – это не власть, как у нас принято считать, а сервисная служба, часть большой службы под названием «государство». И оценивать, хороша ли городская администрация, нужно исключительно по качеству услуг, которые она предоставляет населению.

В Мариуполе в последнее время городская администрация пытается переподключить на себя все возможные и невозможные услуги. Даже то, что раньше успешно выполнял бизнес, сегодня забирает на себя муниципалитет.

Вот несколько примеров.

Городской транспорт. В 2015 году в Мариуполе работало 63 частных автотранспортных предприятия (это и ФЛП, и ООО, и ЧАО). Сегодня осталось 44.

После того, как город стал закупать троллейбусы, трамваи, выводить на линии крупные муниципальные автобусы, первыми не выдержали конкуренции с админресурсом мелкие предприниматели. Из 56 ФЛПшников осталось только 40.

Ремонт дорог. Это всегда была прерогатива частного бизнеса, но с недавних пор городская администрация решила создать свое, муниципальное предприятие «Мариупольавтодор» и финансировать его из местного бюджета. Бизнес – мимо.

Очистка воды. В Мариуполе действует несколько частных компаний по очистке воды. Однако в последнее время их сильно поджимает муниципалитет. Город запустил собственную очистку и начал продавать воду по 30 копеек. Естественно, что дотации на производство социальной воды осуществляются за средства налогоплательщиков. И понятно, что частник такого ресурса ценорегулирования не имеет. Горожане счастливы, не понимая, что они в любом случае за эту воду платят дважды: один раз, когда перечисляют налоги, и второй раз, когда платят за свою баклажку.

Прачечная. Создается отдельное коммунальное предприятие с большим бюджетом, закупается оборудование, назначается бухгалтер и директор, для того чтобы стирать детские трусы, еще и возить их через весь город. Очень экономно и эффективно!

Городская администрация создает одно коммунальное предприятие за другим, вроде Приазовской инвестиционной компании или предприятия «Счастливые животные», вместо того, чтобы нанять частника. Городские чиновники абсолютно уверены, что только полный и тотальный контроль способен обеспечить качественное сервисное обслуживание потребностей горожан.

Однако это не так. Услуга становится качественной только тогда, когда формируется ВОКРУГ потребителя, и когда она ГИБКАЯ. Ведь мы все очень разные, и потребности у нас всех очень разные.  Услуга должна уметь подстраиваться под нас.

По мнению Екатерины Даниловой, представительницы Союза гражданских организаций Эстонии NANO, городская администрация априори от потребителя очень далека. Чиновник зачастую не знает, что именно нужно потребителю. А в наших, украинских, реалиях – он и не хочет этого знать. Кроме того, в государственной системе всегда и везде включается бюрократическая машина, которая превращает любое дело в долгую волокиту.

В Эстонии это поняли в начале 2000-х и начали передавать часть полномочий муниципалитетов гражданскому сектору, и примерно с 2002 года границы между ними стали размываться. Это оказалось выгодно всем.

Например, в городе Тарту существовала острая проблема – нехватка детских садов для детей до трех лет. Если после трех государство гарантировало малышу детский садик, до для тех, кто младше – нет. Тарту – город молодежи, здесь очень много молодых семей, работающих молодых мам.

«Что делать?» – стал размышлять муниципалитет и придумал: а давайте-как мы отдадим эту задачу частникам.

Городская администрация разработала список необходимых требований (очень умеренных) для тех, кто хотел бы взять на себя присмотр за детьми (группы до 10 человек) и стала платить этим людям зарплату. Причем от желающих заниматься этой работой не требовалось проходить тренинги по особенностям детской кулинарии и прочую ерунду, что требуется в Украине. «Зачем?» - подумали чиновники, ведь родители кормят своих детей дома, не имея никаких сертификатов. Так почему они должны их получать, чтобы накормить пятерых вместо одного?

Требования были, но такие: условия для сна, для занятий, педагогический опыт. Представители муниципалитета пришли, проверили – если все ок, работайте.

На сегодня проблема с детскими садами в Тарту решена на 100%. При этом чиновники не построили ни одного нового детского сада. Они просто платят за оказание этой услуги. Это не только эффективно, но и намного дешевле обходится городскому бюджету.

Еще один пример. В Эстонии очень не хватает учителей. Школа не в состоянии справиться с проблемой. Учитель математики заболел – и дети вынужденно пропускают занятия неделями. Что делают муниципалитеты? А они обращаются за помощью к гражданскому сектору – к тем организациям, которые занимаются вопросами образования. Они заказывают у них услугу – «замещающий учитель». Общественники, за зарплату от муниципалитета, создают базу данных людей, специалистов в разных направлениях, которые могли бы замещать отсутствующих педагогов, и связывают между собой заказчика услуги и исполнителя.

Или вот другой случай. В Эстонии нет проблемы с сиротами – все дети воспитываются в семьях. Но у них есть проблема бедности. В некоторых неблагополучных семьях дети недоедают. Таких ребят кормят школы. В некоторых сельских школах в Эстонии специально ввели 4-разовое питание, понимая, что дома некоторых детей не покормят. Но как быть на каникулах? Как быть с теми, кто не ходит в школу? Государство хотело бы накормить всех, но оно финансово не в состоянии это сделать. И тогда оно снова обращается к гражданскому сектору за помощью.

Так появляется инициатива «Пищевой банк». Активисты 2-3 раза в месяц проводят акции в супермаркетах по всей стране – просят посетителей купить конкретные продукты для Пищевого банка. Потом они продукты складируют, формируют в пакеты и развозят адресно многодетным семьям, дети которых недоедают. Если бы это делал сам муниципалитет, толку бы не было, потому что к нему нет доверия у людей. Никто бы ничего не покупал. А к гражданскому сектору есть доверие. Тем более что там отчитываются за каждый грамм крупы или масла. Роль муниципалитета – предоставить транспорт и склад. Все остальное - дело рук активистов.

Екатерина Данилова рассказала, что не так давно в Эстонии провели опрос среди представителей муниципалитетов и гражданского сектора: что дало им взаимодействие друг с другом. И вот что отметили обе стороны.

1.Активизировалось само гражданское общество – оно почувствовало, что его деятельность крайне необходима.

2.Число людей, получивших муниципальные услуги, возросло.

3.Появилось доверие к органам местного самоуправления.

4.Появились новые услуги, потому что их намного проще вводить, когда у тебя нет бюрократической цепочки.

5.Возросла удовлетворенность тех, кто получает услуги.

6.Стоимость обслуживания тоже снизилась. Хотя этого эффекта меньше всего ожидали, ведь гражданский сектор, как и частный бизнес, не работает бесплатно (не путайте их с волонтерами). В гражданском секторе задействованы профессионалы, а профессионалы стоят денег. Снижение стоимости произошло за счет более эффективной структуры управления и более эффективного использования ресурсов.

В Мариуполе такие ресурсы тоже есть. В городе зарегистрированы и действуют 650 общественных организаций. Почему бы городской администрации не привлечь их к решению многих городских проблем?

Например, одно из мариупольских обществ защиты животных могло бы взять на себя часть функций КП «Счастливые животные».

Общественная организация, объединяющая родителей детей с аутизмом, если бы ей дали финансирование, смогла бы организовать такой реабилитационный центр, который бы полностью отвечал потребностям таких детей, а не так, как сейчас в Мариуполе, одни нарекания отовсюду.

Проблему научно-методического центра для педагогов тоже можно было бы передать на аутсорсинг. По идее реформы образования, каждый учитель должен сам определять, как, в какой форме ему подавать материал. Но если кому-то из педагогов не хватает знаний, муниципалитет мог бы организовать курсы, тренинги - на месте или выездные. Муниципалитет мог бы ЗАКАЗАТЬ разработку необходимых методик у профильных организаций (а таких, к счастью, в Украине немало на сегодня), вместо того чтобы тратить ежегодно миллионы гривен мариупольских налогоплательщиков на содержание огромной неповоротливой структуры - методического центра.

Наверняка, частный сектор помог бы муниципалитету решить проблему транспортного сообщения в мариупольских поселках, куда коммерческому транспорту ездить невыгодно. Гражданский сектор мог бы придумать удобную и выгодную формулу, а город помог бы ее реализовать.

Гражданский сектор, если бы ему поставили задачу и дали финансирование, помог бы открыть в городе несколько детских садов для детей с инвалидностью, чтобы родители этих деток имели возможность ходить на работу и зарабатывать на лечение своих малышей. Причем с минимальными затратами для бюджета.

Мог бы, но не откроет, не создаст, не поможет… Потому что в Мариуполе муниципалитет  никому не доверяет, кроме себя. И никому ничего не перепоручит.

Вертикально-интегрированный Мариуполь.

Анна Романенко 

Матеріали публікуються в рамках проекту «Точне відображення Угоди про асоціацію Україна-ЄС в українських медіа». Проект реалізується за фінансової підтримки Агентства США з міжнародного розвитку (USAID) та Міністерства закордонних справ Республіки Польща. Думки, виражені в цій публікації, відображають виключно точку зору автора(ів).

Мариуполь
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии