Жизнь в плену. Мариуполец из “Донбасса” рассказал о том, как террористы держали его в подвале СБУ в Донецке (ФОТО)

Доброволец батальона “Донбасс” прошел плен боевиков “ДНР”, рассказал о психологических и физических пытках в подвале.

Встретиться с бывшим бойцом-добровольцем батальона “Донбасс” 0629 удалось в одном из мариупольских кафе. Мужчина пришел со своей беременной супругой. Разговор получился очень сложный, который был полон тяжелых воспоминаний для военнослужащего. Боец согласился вспомнить все и рассказать о пережитом.

Он не стал называть свой позывной, говорит, что это “лишний пиар”, и назвался именем Виктор. Он до войны работал на аглофабрике "ММК им.Ильича, прошел срочную воинскую службу с 1996 по 1998 г. “Давал присягу на верность Украине”, - вспоминает мужчина. 

Возвращаясь мыслями в 2014 год, Виктор говорит, что было “двойственное чувство”. Мужчина искренне поддерживал Майдан, но не поехал туда, т.к. не мог оставить жену с детьми дома одну. События т.н. “русской весны” застал в Мариуполе. Виктор говорит, что супруга буквально “за рукав” одергивала его, потому что он не мог спокойно видеть пророссийские автоколонны и митинги. Чтобы собирать информацию о сепаратистах, прослушивал их канал по рации Zello.

“Когда они захватили горисполком, подходил туда и наблюдал. Думал, разойдутся сами...”, - говорит он. Когда Виктор понял, что ситуация в стране и городе полностью выходит из-под контроля, решил пойти добровольцем в батальон “Донбасс”, который ему импонировал больше “Азова” символикой и идеологией.

Выехав из Мариуполя, в апреле с товарищем он добрался до Киева, потом в Новопетровцы, где проходило боевое слаживание. Там были все новобранцы, срочники и контрактники. Базировался тогда “Донбасс” на базе НГУ 3027 и назывался 2-ой отдельный батальон Национальной гвардии Украины.

Виктор говорит, что возникали стычки и перепалки внутри воинской части, т.к. были представители ВВ, которые цепляли георгиевские ленты и были на Майдане во время разгона протестующих.

Пройдя КМБ (ежедневные 1,5 месяца стрельб и тактик), мариуполец официально оформился в батальон. Виктор рассказал, что тогда было множество люде, которые шли добровольно и бесплатно защищать свою Родину. “Мы прятали лица, давали присягу в балаклавах, т.к. многие были с оккупированной территории”, - вспоминает он. С 17.07. он был уже в зоне АТО. Первые боестолкновения для Виктора начались в Луганской области, в районе Попасной. На свой день рождения он вошел в состав группы, которая освободила город от пророссийских террористов.
15542227_129866147503205_1630184012445198662_n
“Потом, когда наступление ВСУ захлебывалось, нас, как штурмовую группу, перебросили под Иловайск”, - говорит Виктор. Мариуполец находился там с момента второго штурма города (19 августа 2014 г) и пережил ожесточенные обстрелы сепаратистов, боевики особенно “усердствовали” на День Флага и День Независимости.

По воспоминаниям Виктора, 28 августа был объявлен “день тишины”, а 29 были организованы две колонны для выхода из окружения. “Организован выход был крайне плохо. В матерном языке даже нет таких слов. Все профессиональные военные понимали, что это неправильно”, - говорит мужчина.

После того как колонна проехала Многополье, начался ее расстрел. Виктор вспоминает подбитые машины и технику. Также он говорит, что когда колонна попадает в засаду, нужно останавливаться и занимать оборону, но был приказ двигаться дальше. “Мы съезжали в кювет, объезжали подбитые машины и ехали дальше”. Было принято решение становиться в Черносельском (растянутый поселок в 1 улицу) и занять оборону. Виктор говорит, что там нужно установить памятный знак, т.к. в этом населенном пункте были крупные потери среди украинцев и героическая оборона. “Только “Донбасс” подбил 2 российских танка и множество техники”, - вспоминает мужчина. Даже находясь в окружении, украинским добровольцам удавалась брать в плен противников. “Мы действовали неадекватно, и из-за этого враги впадали в ступор. Делая тактически “неправильные” вещи, мы выигрывали”, - говорит Виктор.
Украинским военнослужащим удавалось прорывать двойное кольцо вражеских войск, среди которых было множество кадровых военных и российских добровольцев.


15418386_129866877503132_2848628219511644121_o
Виктор вспоминает, что 29 августа пришло осознание того, что большинство, кто воюет с ним рядом, деморализованы. “Вечно грязный, уставший и голодный - это иловайский солдат. Я понимал, что многие уже не прикроют спину”, - говорит мужчина. Он вспоминает, что некоторые шли сами сдаваться к российским солдатам. Однако даже были и те среди мобилизованных, которые объединялись с добровольцами и продолжали сопротивление, в то время когда “полковники и майоры сидели по подвалам”.

30 августа начались переговоры, а по словам Виктора, артиллерия уже не оказывала поддержки. Командир роты погиб, а у медиков не осталось материала для оказания помощи. И в тот же день поступил приказ сдаваться. Бойцы портили свое оружие, кидали его в костер и колодцы, чтобы оно не досталось врагу. Раненые пошли сдаваться первыми. Виктор вспоминает, что все были измождены, и вышли сдаваться около 400 человек, из них было 110 человек “донбассовцев”. Их встретили российские десантники и провели к тем, кто сдался за день до этого. Ночевать их оставили в поле под надзором.

Виктор вспоминает, что согласно договору пленных добровольцев должны были вывести в буферную зону и вернуть в Украину, однако этого не случилось. “Бойцов ВСУ и добровольцев разделили, первые вышли вместе с ранеными, а за нами 31 августа приехали “дэнээровцы”, - рассказывает Виктор. 

Виктора, как и 110 других “донбассовцев”, повезли в Донецк и закрыли в подвале здания СБУ. Он говорит, что до сих пор вспоминает огромную железную синюю дверь бомбоубежища. Держали в комнатах по 25 человек. Пленные приспособили плафоны под тарелки, а из подручных средств делали кипятильники. Туалет был неработающий. Сепаратисты забрали ремни и шнурки у пленных, били, издевались, снимали видео и интересовались, кто из какого города. “Интересовались, почему пошел в добровольцы? Российские психологи не могли понять, почему мы, русскоязычные, пошли за Украину, а не за них”, - говорит Виктор. “Также приходили “знакомиться” пьяные “беркутовцы”, которые больше хотели высказаться”, - говорит Виктор.

Он вспоминает, что в первый день им выдали суп с нефтепродуктами. “То ли бензин там был, то ли соляра”, - говорит Виктор. Также заставили заполнить анкету, где следовало указать ФИО, дату рождения и телефон родственников.

Периодически были пытки и угрозы, особенно доставалось добровольцу из Донецка Сэму, который после избиений заползал “на локтях”. 


15420833_129864327503387_7400392074257329105_n
Виктор вспоминает, что его выводили на улицу, чтобы показать, вот, мол, “мариуполец, а за укропов”, и “знакомили” с мариупольцами, вступившими в ряды боевиков. 

В подвале СБУ Виктор находился 1,5 месяца. Также боевики решили, что у пленных следует отобрать военную одежду и берцы. Добровольцы рвали униформу, но боевики все равно забирали ее. 

16 октября 70 пленных боевики доставили в Иловайск на т.н. “восстановительные работы”. Виктор был зачислен в бригаду подсобников, которых заставляли убирать бытовой мусор, стеклить и укладывать шифер на дома.

“Не бежали, потому что знали, что тем, кто останется, будет хуже”, - говорит Виктор. Он рассказывает, что охрана пленных боевиками были организованна плохо - они были пьющие и малочисленные. “Я мог сбежать за полдня”, - говорит он, но все же мужчина выбрал вариант - наблюдать и запоминать позиции сепаратистов. Виктор сообщает, что жена и волонтеры очень поддерживали всех пленных, высылая деньги и продукты. “Укропы питаются лучше нас”, - говорили сепаратисты, глядя на нашу еду”, - вспоминает мариуполец.

О том, что будет совершен обмен, мужчина знал уже в средине декабря, хотя и был заготовлен план захвата комендатуры и транспорта.

Находился Виктор в Иловайске на “восстановительных работах” до 26 декабря 2014, а потом его вновь отвезли в Донецк. “Донбассовцы” были укомплектованы ВСУ, и нас повезли на обмен”, - говорит он.

“Переход был по 10 человек... Просто стоишь и не знаешь, что будет дальше. Чем пахнет? «Пахнет свободой”, и время по-киевски...», - со слезами на глазах вспоминает Виктор. Супруга успокаивает его и берет за руку.

27 декабря военнослужащие были уже в Киеве, их доставили бортом из Чугуева. “Пропиарился на этом Порошенко, конечно. Типа, перед Новым годом освободить сумел бойцов...”, - говорит он.

Виктор говорит: то, что особенно тронуло, - это когда солдат отдавал честь ехавшим освобожденным из плена и совершенно незнакомые люди шли обниматься. 

На данный момент Виктор занимается общественной деятельность. Он говорит, что хотелось бы вернутся снова на фронт. “Заставляется вернуться чувство локтя, братства и обиды, а не деньги и пиар. Из-за любви к Родине хочется продолжать войну”, - говорит он.

Виктор говорит, что знает о том, что на оккупированной территории есть множество патриотически настроенных людей, но они не смогут поднять там восстание.


15541925_129866134169873_2961749223672709055_n15439738_129863130836840_5515667112837273751_n

Мариуполь плен донбасс всу
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии