Преступления без наказания: два года после Майдана

Чем ближе вторая годовщина начала Евромайдана, тем больше звучит заявлений о деталях расследования преступлений против участников Революции достоинства. Но наказаны пока только «пешки». Да и то – не все.

 Пишет Татьяна Урбанская для Униан

После того, как мирная акция за подписание Соглашения об ассоциации с ЕС закончилась жестоким разгоном студентов, к геополитическим претензиям украинцев к власти добавились внутренние – наказать тех, кто отдал приказ коммунальщикам устанавливать среди ночи новогоднюю елку и тех, кто отдал приказ сотрудникам спецподразделения «Беркут» зачистить Майдан.

беркут беркутовцы беркутовец / УНИАН
беркут беркутовцы беркутовец / УНИАН

В дальнейшем, после событий в начале декабря 2013 года, к этим требованиям добавилось пожелание наказать всех виновных в избиениях, похищениях и пытках активистов Майдана и Автомайдана. В январе-феврале 2014 года украинцы уже хотели громких отставок и желали увидеть на скамье подсудимых не только виновных в гибели первых из Небесной сотни – Сергея Нигояна, Михаила Жизневского, Романа Сеныка (и в дальнейшем еще десятков людей), а и представителей правоохранительной и судебной систем, всячески способствовавших совершению этих преступлений. УНИАН разбирался, насколько эти требования были выполнены.

Ворох доказательств без судебных решений

Накануне второй годовщины начала Евромайдана Генеральная прокуратура совместно с МВД и СБУ отчиталась о результатах расследования уголовных производств по фактам противодействия мирным акциям протеста в 2013-2014 годах. Мол, проведены тысячи следственных и процессуальных действий, допросов свидетелей и потерпевших, назначены и проведены масса экспертиз, осмотров мест происшествий, предметов и видеозаписей и т.д.

Вместе с тем, установить факты преступления – это одно, а собрать достаточную доказательную базу для качественного рассмотрения дела в суде – совсем другое. К тому же, в отечественных судах это может растянуться на месяцы, если не годы.

В управлении спецрасследований Главного следственного управления ГПУ отрапортовали, что им удалось собрать достаточные доказательства для подозрения бывших высокопоставленных чиновников – от беглого экс-президента Виктора Януковича до руководства управления МВД в Киеве - а также командиров внутренних войск, территориальных батальонов «Беркута» и самих сотрудников отрядов спецназначения. Кроме того, управление проверяет законность действий и решений более 200 работников органов внутренних дел, 80 прокуроров и сотни судей.

Вместе с тем, установить факты преступления – это одно, а собрать достаточную доказательную базу для качественного рассмотрения дела в суде – совсем другое. К тому же, в отечественных судах это может растянуться на месяцы, если не годы.

Снайперы спецподразделения милиции "Беркут" стреляют резиновыми пулями в журналистов на ул. Грушевского в Киеве
Снайперы спецподразделения милиции "Беркут" стреляют резиновыми пулями в журналистов на ул. Грушевского в Киеве

На сегодняшний день успехов в посадке виновных в преступлениях против участников Евромайдана не так уж и много. Один из примеров – вердикт Кировского районного суда Кировограда в отношении экс-главы Запорожского облсовета Виктора Межейко. В июле текущего года за организацию массовых беспорядков и силовой разгон запорожского Евромайдана чиновник был приговорен к пяти годам тюремного заключения с отсрочкой исполнения приговора на три года. А еще один обвиняемый по этому делу – экс-губернатор Запорожской области Александр Пеклушенко – был найден мертвым еще до вердикта суда. По версии правоохранителей, чиновник застрелился из ружья в подвале собственного дома.

В Киевском районном суде Полтавы находится дело против мэра Харькова Геннадия Кернеса, который, согласно обвинительному акту прокуратуры, подозревается в преступлениях против активистов харьковского Евромайдана, предусмотренных ч. 2 ст. 146 (незаконное лишение свободы или похищение человека – наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет), ч. 2 ст. 127 (истязание – наказывается лишением свободы на срок до пяти лет), ч. 1 ст. 129 (угроза убийством – наказывается ограничением свободы до двух лет) Уголовного кодекса Украины.

В Шевченковском районном суде Киева продолжается рассмотрение уголовного производства в отношении экс-главы КГГА Александра Попова.

Много подозрений – мало дел в суде

По словам начальника управления специальных расследований ГПУ Сергея Горбатюка, если говорить обо всех расследованиях, в том числе, проведенных территориальными прокуратурами областей, то, в целом, в суды было направлено 119 обвинительных актов относительно 140 человек. Но вынесено пока только 26 судебных решений. «В целом, сообщено о 270 подозрениях, связанных с Революцией достоинства. Из них 43 – высокопоставленным чиновникам, 125 – милиционерам, 11 – судьям, 9 – прокурорам, 6 – представителям местной власти, 76 – гражданским лицам, в том числе, «титушкам», - рассказал он.

В свою очередь, глава комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев отмечает, что еще летом с целью контроля за производствами, открытыми ГПУ, СБУ и МВД, был создан реестр «Именем Украины», в который включены резонансные дела по топ-коррупции и террору против Майдана. В список, в частности, попало 71 дело по топ-коррупции и 37 производств относительно преступлений против Евромайдана. В большинстве своем, это дела против правоохранителей и судей.

Из этих 37 дел только 13 уже рассмотрены или рассматриваются в судах. Так, в декабре 2014 года Киево-Святошинский райсуд вынес приговор экс-начальнику Киево-Святошинского ГАИ подполковнику Игорю Турчину в деле о фальсификации админпротоколов против активистов «Автомайдана» за поездки в Межигорье. Впрочем, ГАИшник получил всего лишь один год условно и выплатит 10 000 гривен моральной компенсации. Еще шестеро сотрудников ГАИ только предстанут перед судом. О завершении досудебного расследования по ст. 340 (незаконное препятствование организации или проведению митингов) и ч. 1 ст. 366 (служебный подлог) Уголовного кодекса Украины в ГПУ сообщили несколько дней назад. 

Аброськин, Зинченко / Фото УНИАН
Аброськин, Зинченко / Фото УНИАН

В других же делах против правоохранителей или судей до приговора еще далеко. Так, суд над «беркутовцами» Павлом Аброськиным и Сергеем Зинченко, которые обвиняются в исполнении преступного приказа, что привело к смерти 39 человек на Майдане, превышении служебных полномочий и завладении служебным оружием (сокрытие орудия преступления), только на днях приступил к допросу потерпевших, тех, чьи родственники погибли от огнестрельных ранений в феврале 2014 года. Адвокаты защиты пытаются доказать, что участникам акции протеста на Майдане кто-то дал приказ подниматься на Институтскую с деревянными щитами. А представитель ГУ МВД Украины и вовсе заявляет, что ведомство не признает гражданские иски потерпевших к Зинченко, Аброськину и ГУ МВД Украины о возмещении ущерба.

По другим эпизодам событий почти двухлетней давности продолжается либо досудебное следствие, либо судебное разбирательство. Так, в ночь с 17 на 18 ноября Печерский суд Киева удовлетворил ходатайство прокуратуры и продлил арест экс-начальника управления СБУ в Киеве и Киевской области Александра Щеголева, который обвиняется в том, что 18 февраля 2014 года с целью разгона митингующих, во исполнение преступного приказа руководства принял решение о проведении правоохранителями антитеррористической операции в центральной части Киева.

Кроме того, в начале ноября 2015 года Печерский суд продлил домашний арест экс-командиру «Беркута» Михаилу Добровольскому, которого подозревают в незаконном задержании активистов Автомайдана в январе 2014 года в Крепостном переулке в Киеве. Однако, несмотря на заявление следователя о том, что Добровольский нарушал режим домашнего ареста, под которым находится и до этого, суд принял решение, что подсудимый может обходиться без ношения электронного браслета слежения.

Еще один подозреваемый по этому делу – экс-«беркутовец» Сергей Цинаридзе, по словам адвоката пострадавших майдановцев Евгении Закревской, полтора года продолжал работать в милиции. Только в начале ноября он решением суда был отстранен от работы и находится под домашним арестом. В отличие от Михаила Добровольского, пока с браслетом.

А вот экс-командира львовского «Беркута» Ростислава Пацеляка, который находился под арестом по аналогичному обвинению, из-под стражи под домашний арест на днях освободил Апелляционный суд Киева.

Избежать ответственности

Вместе с тем 25 досудебных расследований были остановлены в связи с неустановлением местонахождения подозреваемых. Среди фигурантов таких производств, к примеру, экс-министр доходов и сборов Украины Александр Клименко, в последнее время раздражающий украинцев рекламными роликами сомнительного качества, и экс-министр внутренних дел Украины Виталий Захарченко, еще в марте текущего года вошедший в состав экспертного совета комитета Госдумы РФ по собственности.

По словам члена правления «Центра противодействия коррупции» Александры Устиновой, часть чиновников избежала ответственности, поскольку не было установлено их местонахождение. И на сегодняшний день представление в суды по беглецам имеется только относительно экс-президента Виктора Януковича и экс-министра здравоохранения Раисы Богатыревой. «Если в марте не будет судебных решений по людям из санкционного списка [ЕС], все санкции будут сняты европейскими странами», - подчеркнула она.

янукович захарченко
янукович захарченко

Как бы там ни было, также, как и ряд чиновников, бесследно исчезли экс-руководители ГУ МВД Украины в Киеве Петр Федчук и Валерий Коряк. Где-то в Крыму скрывается экс-заместитель руководителя спецподразделения «Беркут» Сергей Кусюк, который перед побегом постарался по максимуму уничтожить документацию о деятельности «Беркута» на Евромайдане. Естественно, теперь это создает трудности следствию. Так, по словам начальника управления специальных расследований ГПУ Сергея Горбатюка, уничтожено было «большое количество документов», а на начальном этапе доказательная база была собрана на «ненадлежащем уровне». «Со стороны бывших правоохранителей мы тогда не видели никакого содействия расследованию», - рассказал он.

Сегодня следствием разыскивается и бывший командир роты спецназначения «Беркут» в Киеве Дмитрий Садовник, за которого сейчас в суде «отдуваются» вышеупомянутые Аброськин и Зинченко и которого Печерский суд Киева неожиданно освободил из-под стражи в сентябре 2014 года, поместив под домашний арест. В результате подследственный сбежал, оставив электронный браслет дома. Причем правоохранители дружно пожимали плечами в недоумении: как же это могло произойти. И ищут Садовника до сих пор.

Судьи – каста неприкосновенных

Зато под следствием находится судья, освободившая экс-беркутовца – Светлана Волкова. Любопытно, что, несмотря на открытое в отношении судьи уголовное производство по статье о вынесении заведомо неправосудного решения, повлекшего тяжкие последствия, несмотря на обращение Высшей квалификационной комиссии судей Украины к Верховной Раде с просьбой о привлечении судьи к уголовной ответственности, несмотря на существование более раннего действующего постановления украинского парламента (№1144-V от 7 июня 2007 года) об увольнении Волковой с должности судьи за нарушение присяги судьи, она продолжает работать и выносить решения именем Украины. Так, именно она рассматривала дела о мере пресечения членам ВО «Свобода» за события 31 августа 2015 года под Верховной Радой.

Впрочем, и с другими судьями, которые, в частности, выносили заведомо неправосудные решения против активистов Евромайдана и Автомайдана, ситуация не лучше. К примеру, Верховная Рада разрешила арестовать судей Печерского суда Киева Оксану Царевич, Виктора Кицюка и Сергея Вовка в марте 2015 года. Но уже в мае Винницкий суд отказал прокуратуре в продлении для них меры пресечения (личное обязательство и ношение электронных браслетов).

Еще двое судей, которые судили активистов Евромайдана и Автомайдана, и вовсе были назначены Верховной Радой на пожизненные должности. Так, Ирина Юхно стала судьей Днепропетровского областного административного суда, а Алексей Рудюк бессрочно стал судьей Вышгородского суда Киевской области.

УНИАН
УНИАН

«Никакого очищения не произошло. Из числа судей, нарушавших закон, которых могло быть сотни по всей Украине, представление об увольнении подготовлено на десяток человек. И никакой перспективы у того, что наработала Временная специальная комиссия по проверке судей, к сожалению, нет», - считает правозащитник Станислав Батрин.

По словам заместителя главы Временной специальной комиссии по проверке судей судов общей юрисдикции, адвоката Маркияна Галабалы, комиссия не принимает окончательного решения относительно увольнения судей. Материалы лишь передаются или в высшую квалификационную комиссию, или в Высший совет юстиции. И уже они принимают решение о привлечении судьи к ответственности. «В результате судебная система вовсе не очищается, - рассказал он. – Судьи жестко забаррикадировались и пользуются своими существенными гарантиями независимости. На недавнем съезде судей, в кулуарах, они хвастались, какие, мол, они молодцы, что не дали никого из своих рядов уволить».

Таким образом, после смены власти, принятия закона о люстрации и громких заявлений о реформах в системе правосудия, полной перезагрузки системы так и не произошло. Запрос общества на справедливость не удовлетворен. И для решения этой проблемы ежегодных выступлений главы государства с критикой в адрес не желающих очищаться правоохранительной и судебной систем в канун очередной годовщины начала Евромайдана и Революции достоинства недостаточно.



Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии