«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО

«А вы сами верите в коронавирус?» С этого вопроса начался наш разговор с заведующей инфекционным отделением Больницы скорой медицинской помощи Еленой Шаповал.

Отделение, которым она руководит, было выделено как профильное для лечения пациентов с COVID-19. Начиная с 16 марта, когда сюда был доставлен первый пациент с подтвержденным диагнозом «коронавирусная инфекция», и по сегодняшний день инфекционка БСМП не пустовала ни одного дня.

«Знаете, вирусу абсолютно всё равно, верим мы в него или не верим. Капельные инфекции – это моя специализация. Я занимаюсь этим всю жизнь. И я авторитетно могу сказать: коронавирус  есть, он опасен, и это - не грипп. Это другая инфекция. До сих пор мы крайне мало знаем о нем. Вот уже полгода, как мы боремся с COVID-19, но информации все так же мало. Мы не знаем, вырабатывается ли иммунитет у переболевших, если да – насколько длительный, мы не знаем, каковы последствия будут для здоровья у тех, кто перенес болезнь. Наши ожидания от хода распространения инфекции всё время не оправдываются. И даже мои представления о вирусе сейчас и весной этого года – кардинально иные», - говорит Елена Шаповал.

«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-1

Мы ведем беседу в зеленой зоне инфекционного отделения. Здесь находиться не опасно. В желтую и тем более красную зону вход для посторонних закрыт. Именно там проходят лечение пациенты с тяжелой формой коронавируса.

- Сейчас в Мариуполе мы имеем рост именно тяжелых форм заболеваемости. В настоящее время в отделении проходят лечение 25 пациентов (цифры по состоянию на 18 августа – прим.ред). И это пациенты средней тяжести и тяжелые, нуждающиеся в кислороде. Так много тяжелых случаев у нас еще не было.

- Это значит, что мы вошли во вторую волну инфекции?

- Думаю, что мы сейчас на пике первой волны. Мы выходили из жесткого карантина, когда не прошли даже плато. Было несколько дней в июне, когда отмечалось небольшое снижение – и всё, а потом болезнь снова пошла в рост. Так что это не вторая волна. Вторая волна начнется осенью и зимой. Вот как только мы все закроем окна (сейчас-то у нас и дома, и в автобусах, и в офисах окна на распашку, все проветривается), закупоримся в помещениях, так сразу и начнется рост инфекции.

- В феврале-марте вы знали о коронавирусе только в теории и сравнивали его с гриппом. Сейчас, после полугодичной работы с пациентами, изменилось ли ваше мнение? Что сегодня вам известно о COVID-19? 

- В марте я выступала по телевидению и приводила статистику смертности по гриппу и сравнивала ее с коронавирусом. Мне казалось тогда, что для паники нет причин. Сегодня я так не считаю. 

Вирус мутирует. Наверное, нам просто повезло, что вирус в Украине менее летален, чем тот, что был в Италии. Но опасно то, что люди перестали его бояться, перестали следовать правилам безопасности. Поэтому мы и имеем сейчас такой рост заболеваемости.

Вообще это же третья атака вируса. Первая была в 2003 году, когда начал распространяться SARS, в 2012-м – MERS. Это всё мутации одного вируса. Первые два были намного опаснее. Летальность выше. Но они не получили такого пандемического  распространения, потому что сложнее передавались от человека к человеку. Вообще, цель вируса – не убить, а заставить долго болеть.  Поэтому вирус делает все, чтобы приспособиться, видоизмениться, чтобы место его обитания – организм человека – не умирал. Это происходит так:  РНК-содержащие вирусы,  когда они попадают в клетку человека, распадаются на кусочки, а потом сами  себя воспроизводят и складываются заново. Как конструктор лего. Но где вероятность того, что во время «пересборки» они не зацепят кусочек другой клетки, и вместо точных копий получится какая-то другая копия, отличающая от первоначального вируса. Так происходят мутации. 

Так что в результате очередной мутации мы получили коронавирус, который стал менее летальным, но проще распространяться. 

«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-2

К сожалению, мы по-прежнему очень мало знаем о нем. Многие наши ожидания не оправдались. Мы ожидали сезонности. Мы ожидали снижения до нуля уровня заболеваемости в летнее время. Не оправдалось это. 

Не знаем мы и то, вырабатывается ли иммунитет. Пока что случаев повторного заражения в мире нет. Те случаи, о которых сообщалось, на самом деле оказались просто казуистикой – технические ошибки в лабораторных исследованиях.

- Сколько человек в Мариуполе уже перенесли болезнь? Насколько далека реальная ситуация  от официальной статистики?

- Знаете, на самом деле у нас исследуется большое число проб каждый день. Я на почту ежедневно получаю результаты исследований, которые проводит наш лабораторный центр. Это всегда большие папки на 100-150 анализов. Реально сегодня ежедневно обследуется большое количество людей. Обследуются все без исключения пневмонии, респираторки, пациенты при поступлении в стационары и на плановую операцию, экспресс-тесты делаются для пациентов, поступающих в больницы экстренно. Мы, конечно, сталкиваемся с ситуациями, когда экспресс-тест дает положительный результат, а ПЦР –исследование не подтверждает диагноз. Это говорит о том, что какое-то количество людей переболевает бессимптомно или в легкой форме и не подозревает об этом. Но сказать, сколько именно человек были заражены, сегодня не сможет никто. Это работа будущих лет. 

- А как вы лечите больных, если лекарств от коронавируса нет?

- На сегодняшний день доказательной базы в лечении коронавирусной инфекции не существует просто потому, что ее не может быть. Прошло очень мало времени.

Информация о вирусе меняется каждый день. И те протоколы лечения, которые мы получили в марте, принципиально отличаются от тех, что мы имеем сейчас. Они менялись несколько раз.

«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-3

Помните, как одно время все твердили про хинин, мол, вот она панацея? Сегодня от него практически отказались, потому что не увидели существенного действия, зато много побочных эффектов. И такая история со многими препаратами, которые использовались в лечении.

Еще пример. Первых больных с дыхательной недостаточностью мы интубировали сразу. На сегодняшний день мы стараемся как можно дольше использовать инвазивные методы.

Поиск методов лечения еще продолжается. На сегодня мы проводим симптоматическое лечение. 

- По мере изучения вируса, в ВОЗ то и дело подбрасывали новые симптомы болезни. С какими симптомами вы чаще других сталкиваетесь в Мариуполе, не в теории, а в жизни?

- Отличий больших нет. Все как у всех. Разве что потеря обоняния. На этот симптом в Мариуполе жалуются почти все наши пациенты. 

Заболевание начинается как обычная респираторка, может быть даже не очень высокая температура. Часто к этому присоединяется пневмония. Это основное проявление коронавируса. Он отличается тем, что сразу опускается вниз. Чтобы вирус мог проникнуть в клетку, в этой клетке должны быть рецепторы, которые позволяют вирусу это сделать. Вот те рецепторы, которые дают возможность коронавирусу прикрепиться, они располагаются в нижних дыхательных путях. Поэтому пневмонии.

В отличие от гриппа, коронавирус имеет более долгое течение. Если при гриппе можно назвать день и час, когда ты заболел, то здесь – нет. Сначала появилась какая-то слабость, инверсия обоняния, возможно, сухой кашель, а потом все это нарастает, как снежный ком, и уже на вторую неделю приходится пик заболевания.

- Насколько обеспечено инфекционное отделение всем необходимым для лечения пациентов с COVID сегодня, и как вы пережили тот критический период, когда невозможно было купить даже самую простую маску?

- Знаете, нас выручило то, что мы всегда имели запас СИЗов (средства индивидуальной защиты – прим.ред.). Вот этот наш стратегический запас и выручил всех в марте. Главврач БСМП вместе с нашей старшей медсестрой объездили тогда все склады, где можно было хоть что-то купить – не было ничего.

Как-то всех быстро накрыла эпидемия, и в выигрыше оказался тот, кто готовился заранее.

На фото - Елена Шаповал перед входом в красную, закрытую, зону инфекционного отделения

«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-4

В Мариуполе, и я не для пиара это сейчас говорю, а просто потому, что это – объективно – готовиться к эпидемии начали еще в феврале, когда уже стало понятно, что коронавирус перешагнул Китай. Именно поэтому мы успели подвести кислород к каждой (я подчеркиваю) койке, закупить необходимое оборудование, сделать строгое зонирование отделения на зеленую. желтую и красную зоны. Все эти меры позволили нам сохранить здоровье врачей и обеспечить условия для оказания качественной помощи в тех условиях, которые сложились.

На фото - кислородные трубки, подведенные к кроватям

«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-5
«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-6

Да, нигде в мире пока эффективного препарата для лечения COVID нет. Мы лишь корректируем общее состояние пациентов. При этом отделение располагает всеми необходимыми для этого препаратами, в том числе очень дорогими антибиотиками, препаратами кардиогруппы, и так далее.

Мы делаем рентген пациенту прямо в палате. У нас каждый бокс изолирован, имеет отдельный выход на улицу, в каждом боксе и полубоксе (на втором этаже  палаты без отдельного выхода) - душ, туалет, бойлер. Питание трехразовое, но не очень вкусное. Но хорошо, что есть. В отделении принимают передачи с продуктами из дома, но только в одноразовой посуде, поскольку мы все утилизируем после контакта с больным.

«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-7

- Во сколько пациенту обходится полный курс лечения?

- Все лечение покрывается из государственного бюджета. Мы можем в исключительных случаях предложить пациенту докупить какое-то симптоматическое средство, но это – в исключительных случаях. Всеми необходимыми препаратами обеспечены полностью.

- А медперсонал? Сколько вы зарабатываете, каждый день фактически подвергая себя риску заражения?

- Мы ни одного дня не были ущемлены в деньгах. Пока были проволочки на уровне Киева, помогал городской бюджет. Сейчас мы получаем обещанные 300% надбавки. И в реальных деньгах врач в инфекционном получает около 20 тысяч гривен, медсестра – 12-15 тысяч. Но вы же понимаете, что размер зарплаты каждого зависит от выслуги лет, категории и других факторов.

Что касается рисков разразиться… Знаете, я здесь, в отделении, чувствую себя в большей безопасности, чем на улице, контактируя со случайными людьми. Здесь все сотрудники каждые две недели проходят ПЦР-исследование. Все меры безопасности – соблюдаются. Мы обеспечены средствами индивидуальной защиты на 100 процентов.

Вот в этих коробках лежат щиты, СИЗы, перчатки - всё, что нужно.

«Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-8 «Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-9 «Не кричите на людей, не распространяйте вирус!» Интервью с инфекционистом COVID-отделения в Мариуполе Еленой Шаповал, - ФОТО, фото-10

И каждый медработник знает, как надо этим пользоваться. Подходит, берет, после использования все это утилизируется.

За время эпидемии у нас не заболел ни одни врач, ни одна медсестра. Это результат хорошей организации работы.

- Скажите, а ваши коллеги испытывали агрессию со стороны людей из-за того, что контактируют с больными из-за страха заразиться?

- Нет, никогда такого не было. Хотя все мои соседи, к примеру, прекрасно знают, кем я работаю и чем занимаюсь.

Хотя, пожалуй, мои взаимоотношения с соседями – единственное, чего не коснулись перемены. В остальном коронавирус очень изменил уклад жизни, привычки, образ мысли.

Например, я отрастила волосы – потому что длинные проще прятать  в СИЗ. Я не хожу на маникюр, потому что не хватает времени, и не вижу особой ценности сейчас в этом, лучше лишний раз остаться дома и не контактировать с людьми. Я отказалась от поездок, хотя все знают меня как очень активного, деятельного человека.  Отложила путешествия на потом. Моей дочери (она работает в банке) запретили общаться со мной до конца эпидемии. Я становлюсь антисоциальным человеком. И лишние контакты с людьми меня напрягают.

Наверное, это с нами со всеми уже надолго. 

На сегодняшний день социальная дистанция - единственный эффективный способ защитить себя от коронавируса. Понимаете, можно даже с больным контактировать и не заразиться, если соблюдаешь дистанцию и если он не кашляет и не кричит, направляя в вашу сторону форсированный поток воздуха.

Поэтому расстояние 1-1,5 метра спасет вас. А еще – доброта и вежливость. Будьте взаимовежливыми друг с другом, не повышайте голос в разговоре с другими людьми, и  будьте здоровы!

Записала Анна Романенко

Мариуполь коронавирус
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии