«Я был похож на труп...», - исповедь мариупольского наркомана, - ФОТО

«Трава», «спиды», «фен», «баян по вене»... Поверхностному наблюдателю кажется, что эта «наркоманская лексика» ушла в глубокое прошлое мрачных 90-х либо ею пользуются некоторые подростки лишь для «красного словца». Однако буквально каждому из нас стоит порыться в памяти и вспомнить хотя бы одного знакомого, который стал наркозависимым, погиб или едва не погиб, пристрастившись к различным «веществам».

«Я был похож на труп. Весил 67 кг. Ребра торчали...», - рассказал пролежавший в реабилитационном центре Запорожья мариуполец Николай (имя изменено). От употребления различных видов наркотиков у парня выпали зубы и волосы. Ныне он избавился от зависимости от тяжелых наркотиков, но продолжает употреблять антидепрессанты, курить марихуану и периодически "шлифует" это алкоголем.

Корреспондент 0629 встретился с Николаем во дворе одного из ВУЗов, который в свое время заканчивал мариуполец. Сейчас он работает на одном из оптовых складов и считает себя вполне излечившимся человеком.

Кстати реабилитационный центр, где он лежал, на прошлой неделе "накрыли" правоохранители. Полицейские выявили, что Центр не является лечебным учреждением, туда сдают «неудобных родственников» и задействуют психическое и физическое воздействие на пациентов. «Это зона без понятий», - говорит о центре Николай (стилистика сохранена). 

Как ты стал употреблять наркотики?

Мне 25 лет. Я житель Мариуполя. Предшествовало моей зависимости то, что у меня были прекрасные отношения, и я над ними работал. Но наркомания была сильнее этого. Мои увлечения "веществами": таблетками, марихуаной, «спидами» все пох***ли. Моя вторая половинка стала просто не "вывозить" меня. На «отходах» я был просто не выносим: я не приходил куда нужно, не выполнял обещания, врал. Был кайф, и я за ним гнался. В итоге она меня покинула. Тогда то я конкретно шизанулся. Как поется в песне: «Мир у меня упал». Тогда пошел к «мозгоправу».

Психолог помог?

Я работал в магазине и тогда у меня была «шиза». Я мог кинуться на человека, и поэтому уволился. Просто не мог ничего делать. Была депрессия, от которой опускаются руки и хочется убить себя, но не делаешь этого просто потому, что страшно и мать расстроится, увидев твой труп. Уже другой врач мне выписал «корректоры настроения», но они превратили меня в овощ. Я не мылся по 12 дней и не хотелось ничего. Плюс появился знакомый, который пичкал меня вечно наркотиками. Я искал одного — смерти. Хотелось просто сдохнуть. Я не мытый, не бритый, без работы, лживый и ворую.

Это когда было?

Конец 2017 года. Я называю это время «черный ноябрь». Я ходил по улице, пил пиво и думал: «Когда меня уже убьют?». Потом появились тяжелые наркотики. Это была трава, пропитанная опиатами. Мне приносили ее за определенные услуги. Начался ад. Мать как-то показала мне видео, где я, стоя на коленях на подоконнике, хотел открыть окно. Я этого не помню. Т.е. я мог просто оттуда выпасть и разбиться. Вот, к примеру ,как я «жестко» отметил Новый год. Была куча амфетамина, барыга поздравил. Я нюхал и нюхал, а придя домой обнюхался снова.


После этого тебя отправили в реабилитационный центр?

Его нашла мать. Да я и сам уже хотел признаться, что не могу бросить сам. Решили, что в феврале я поеду лечиться у крутого гипнотизера. Но однажды я просыпаюсь и вижу троих амбалов в комнате. Один с наручниками. Я испугался и потянулся за опасной бритвой чтоб защищаться. Они забрали и выкинули ее в окно. Они сказали, что представляют реабилитационный центр и везут меня лечиться. Я согласился, а они спросили: «Будешь употреблять напоследок?». Я отвечаю: «Конечно!». Набираю полный «водный» (курить наркотики через специальную курительную трубку, - прим. ред.)  и достаю из холодильника «двушку» пива. Ситуация, как фильме «Невероятные приключения Шурика». Мне рассказывают, как корабли бороздят мировые просторы, а я сижу, кайфую и в довершение пустил «баян по вене».  Колю последний куб и говорю: «Поехали».

Куда тебя отвезли?

Везли на заднем сиденье между двух амбалов в маленьких «Жигули». Взял с собой «спайса» и курил посреди трассы. Потом привезли меня в здоровый дом в снегах в Запорожской области. Пахло хлоркой. Я увидел человека кавказской национальности в туалете и спросил его, почему он здесь. Он сказал, что употреблял метадон. Меня отвели на кровать, и я уснул. Проснулся от того, что рядом стоял человек и гавкал на батарею. Была куча подростков, а я был в домашних тапочках. Мне было реально страшно и начался психоз. Давали какие-то таблетки. Потом приводили в большой зал и там была массовая молитва. Все пели: «Господи, помоги!», я сказал, что я не верующий и чтоб от меня отстали. Тогда мне сказали, что через Господа я излечусь. Потом все говорили свои планы на день и просили сказать меня. Я не мог ответить, т. к. был закрытый в доме и не знал, что тут вообще меня ждет. Мне ответили, что я должен анализировать себя.

Как ты переносил пребывание в реабилитационном центре?

Первое время случались истерики. Я плакал. Ты под контролем и за тобой следят, по сути, другие наркоманы. Они подходят, берут тебя за плечи и говорят нараспев: «Брат. Ты с нами, ты спасешься». Но я понимал, что это фальшь. Фишка в том, что они просекли, что я умный. Там лежали в основном те, кто колется и метадонщики. Через несколько месяцев пребывания в доме я сказал, что устал и что расскажу всем о том, что тут происходит. Тогда мне предложили переехать в другой реабилитационный дом и я согласился.

Фото Николая в реабилитационном центре


Ты общался с матерью?

Да. Говорил ей по телефону, что не хочу тут быть. Но дело в том, что работают там хорошие житейские психологи, тем более прикрывающиеся верой. Короче, мамок они зомбируют даже по телефону. Лечение мое стоило 7 тыс. грн в месяц. Могли себе позволить. Отчим продал машину. Потом, в общем, я приехал в другой дом с хорошим ремонтом и там даже можно было закрываться в туалете на щеколду. Там я стал служителем.

Что это значит?

Это ты, типа, санитар. Дают белую робу, как в ужастиках. Но дело в том, что, став их сотрудником, я презирал их религиозную систему. Как Ницше и Шопенгауэр, я считаю, что человек не может осмыслить то, что его создало, благодаря еврейской книжке. Я до сих пор считаю, что люди — это какой-то брошенный эксперимент.

Когда я стал служителем, я решил по кирпичам разобрать их систему. Я позволял другим больше, чем положено. Разрешал звонить женам домой и говорить свои планы на день только тем, кто этого хочет сам. Еще помог одному "малолетке" выбраться оттуда. Просто 16-летний нежный мальчик очень приглянулся трем зекам, и было ясно, что ночью его ничего хорошего не ждет.

Вот были еще подростки, которые впервые пробовали «спайс» и матери на нервах сдавали их в центр. Там они превращались в плачущих зомби, обнимающих кресты. Я был частью машины этой, но способствовал их освобождению, беря грешным делом 500 грн с родителей. Когда был служителем, мне покупали еду и жил я в отдельной комнате с телевизором. Даже раз возили в Коблево на фестиваль этих «нариков». 


Что еще было в Центре?

Меня "шизило". Если выходишь из Центра, за тобой следят. Звонят через каждые 20 минут, спрашивая где ты. Там в реабилитационном центре, - прим.ред.) дрался 4 раза, один раз избив человека вазой. Случилось это так: мне дали недоваренный плов с сырым мясом, и я не стал это есть. Ко мне подошел один из заключенных и сказал: «В зоне не перебирают» и стал цепляться. Сидящий рядом посоветовал мне ударить первому. Потом нас разняли, а потом меня накачали таблетками. Я писал книгу про это все, описывая все события. Когда я сказал об этом администрации, мне обещали «поломать руки», потому что Центр якобы закрытый. В общей сложности я провел там 10 месяцев.

Когда ты вернулся домой?

Был ноябрь 2018 года. Я сказал матери, что не могу больше оставаться в этой организации. Я признал, что больной человек, но не стану верующим. Кстати, мать сказала, что заподозрила обман: т. к. я стал служителем — за меня должны родители были платить не 7 тыс. грн, а меньше, но в Центре ответили, что со "мной сложно работать" и "я не принял Христа", поэтому цена остается прежней... Просто вся «движуха» в Центре рассчитала на то, чтоб ты не просто «завязал с веществами», а стал частью их базы. Пастырь и ее церковь расширяют свое влияние. В общем, родители перестали платить и меня отпустили. Я донес до родителей мысль: трезвость там определяется длиной цепи, на какую меня посадили. Мне так не хочется. Насильно там меня лично не держали, но психологически сильно обрабатывали. Для меня начался нервный тик. Если бы я не был странный немного вначале, я, наверное, не «вывез» бы этого всего.

Все-таки Центр помог тебе избавиться от наркотической зависимости?

В чем парадокс. Более-менее да. Выпиваю раз в месяц в дорогом заведении или просто для эстетики. Курю траву, но отказался от тяжелых наркотиков. Не колюсь и не нюхаю. Помогло пребывание там, но как «школа жизни» больше. Никому не даю себя унижать, стал сильнее морально. Я нашел работу, любимую девушку и завел домашнее животное. Я стал сильнее морально, помогла в реабилитационном Центре не религиозная подоплека, а изоляция. Иногда нужно себя сломать полностью, чтобы сделать заново и стать более-менее нормальным. Раньше я искал смерть, а теперь ищу жизнь.

Когда диктофон был уже выключен, Николай добавляет, что тягу к наркотикам преодолевает, заменяя "кайф" вещами. Он коллекционирует футболки с рок-группами, смотрит фильмы ужасов и читает комиксы. «Я получаю зарплату, работаю, стараюсь брать подработки. Ходим со своей второй половинкой в кино и на пиццу. Я теперь обычный работяга с необычными интересами», - резюмирует Николай.



Мариуполь наркотики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии