«Где деньги, Максим?» Максим Бородин рассказал о «Новых лидерах» и выигранном миллионе

«Где деньги, Максим?» Максим Бородин рассказал о «Новых лидерах» и выигранном миллионе , Романенко Анна

Не так давно завершился телевизионный проект «Новые лидеры» на канале ICTV. Мариупольский депутат Максим Бородин стал его победителем и в качестве приза получил миллион гривень на реализацию своего экологического проекта в Мариуполе, Запорожье и Кривом Роге.  С тех пор, как Бородин вернулся в Мариуполь, вопрос «Где деньги?» стал его постоянным спутником.

- Так где же деньги, Максим?

- А вот они (смеется и показывает мобильное приложение Приват24, свой счет, на котором – ровно 805 тыс. грн).  Из выигранного миллиона получено на счет 805 тысяч. Остальные деньги, согласно договору, были перечислены самим дарителем на налоги. К сожалению, налоги остались в Киеве. Я так надеялся, что они пойдут в Мариуполь, но нет – по месту регистрации налогоплательщика. Чтобы обезопасить себя, сейчас этими деньгами занимается бухгалтер и будет производить оплаты по мере необходимости. Все предельно прозрачно.

- А как ты вообще оказался в этом проекте?

- Мое участие носило спонтанный характер. Мы с командой долго раздумывали, надо оно нам или не надо, в конце концов зарегистрировались в последний момент, сняли с Кириллом Вишняковым ролик, а я за один вечер написал план. Это было несложно, потому что идеи экологического мониторинга у нас и так были, я просто перенес наши мысли на бумагу.

- Для вас важны были эти деньги? Нужен был этот миллион?

- Не деньги главное. В первую очередь мы хотели проблему экологии Мариуполя вынести на всеукраинский уровень, я понимал, что это, как любит говорить Вадим Сергеевич (Бойченко – прим.ред.), площадка для пиара. Только пиара не персонального, а пиара проблемы в широком смысле.

Те мариупольцы, которые следят за экологией в городе, видят, что в последнее время все наши попытки изменить ситуацию упираются в системную проблему, в украинское законодательство,  в Минприроды, Минэкоинспекцию. Мы все делаем по закону, у нас есть специалисты, которые разбираются в правовой стороне вопроса, но мы упираемся в эти старые законы, специально прописанные лоббистами под загрязнителя, и это тупик.

Одни лишь протестные акции, сами по себе, тоже не могут сегодня решать проблему. Митинги – это хороший способ давления на загрязнителя, возможность для громады заявить о своих требованиях. Но глобально они проблему не решат. Если в 2012 г. мы могли в ходе протестов ставить задачу остановить или закрыть отдельные производства (устаревшую аглофабрику, разваливавшиеся коксовые батареи), то сегодня так вопрос стоять уже не может. Все, что можно, мы уже закрыли.

«Где деньги, Максим?» Максим Бородин рассказал о «Новых лидерах» и выигранном миллионе , фото-1

В данной ситуации речь вести можно только о трёх оставшихся коксовых батареях, у которых есть свой срок. Но несмотря на все рассказы Энвера Омаровича (Цкитишвили – прим.ред.), что они построят новую коксовую современную батарею на «Азовстали», сразу скажу: мы им этого сделать не дадим. Потому что из того, что я увидел в Европе, коксовое производство – есть коксовое производство, оно грязное всегда, и делать ему в центре города нечего. Точка.  Пускай строят на окраине, в районе аглофабрики ММКИ.

Дело в том, что от коксового производства не так далеко уносятся выбросы, но те, которые уносятся, очень опасны.

С выносом коксового производства из центра – на окраину города  мы решаем основные проблемные вопросы с химическим запахом. И уж если все равно строить с нуля, то надо строить за городом, а не в его центре.

- Но мы отклонились от темы. Голосование на этапе отбора проекта «Новые лидеры» было не очень активным. Не так много голосов было собрано за тебя. Твое попадание в программу было неожиданностью?

- Нет. Я был уверен, что смогу пройти отбор. Дело в том, что 50% участников отбирались путем голосования, а вторая половина – экспертами. Проект нашей команды на фоне тех, что подавали другие кандидаты, был системным, продуманным. Таких проектов было очень мало, поэтому комиссии было не трудно сделать выбор.

Что касается активности… Ну наши люди вообще так устроены, что им очень сложно преодолеть свою инертность и сделать несколько шагов для авторизации. Потому и голосовали неактивно. А вот в некоторых городах подключался административный ресурс для поддержки  части кандидатов, и тогда мы видели по нескольку тысяч собранных голосов под отдельными фамилиями. Потом оказывалось, что часть голосов была собрана с нарушениями.

 - «Новые лидеры» - амбициозное название. Новые лидеры чего? Города, региона, страны? Возможно, политических партий? Каким тебе видится сам проект?

- Общаясь с создателями шоу, я понял, что они и сами на старте проекта не совсем понимали, чего добиваются. Они точно знали, что хотят показать региональных лидеров, вынести в телевизор тех, кто не публичен, кто не имеет возможности заявить о себе. В обществе есть большой запрос на новые лица. А где им взяться, если телевизор крутит одних и тех же? В этом смысле идея была прогрессивная. С другой стороны, зрители все равно хотят шоу. Поэтому формат долго перерабатывался, менялся в процессе. Хорошо, что его не превратили во фрик-шоу. Я опасался этого, когда готовился к участию. Гарантией того, что это не случится, для меня лично были имена людей, которые вошли в жюри. Я не знал никого из них лично, но следил за их работой через СМИ и Фейсбук. Это порядочные люди.

- Расскажи, что происходило по ту сторону камеры?

- Наше шоу снималось так же, как снимаются все шоу. Приезжали на съемки, возвращались домой. Мое самое яркое впечатление от проекта – это село Иванковцы. Целую неделю мы там жили. Точнее, ночевали мы в гостинице в Бердичеве, а работать каждый день приезжали в село, в центре которого стояли две палатки – штаб нашей команды и команды соперников. Перед нами поставили очень сложную задачу - помочь селу за неделю. При этом в Иванковцах - системные проблемы. То же, что и в городах, только еще хуже. Бюджета нет, депутаты непонятно чем занимаются, контакта с громадой у них нет, голова ОТГ играет в свою дудку, улыбается, а сама держит в уме свой интерес. Очень сложно работать, когда люди сами не знают, что они хотят, какая им помощь нужна. Деньги – это да, денег дайте, а больше им ничего не надо. Мы предлагаем системные изменения, а мало кому, это нужно.  

«Где деньги, Максим?» Максим Бородин рассказал о «Новых лидерах» и выигранном миллионе , фото-2

Вообще, это была очень показательная история, когда приезжают, казалось бы, новые лидеры, но действуют старыми методами и добиваются такого же результата, что и нынешние политики-популисты. Голосование в селе Иванковцы – это точная копия голосования на местных выборах в Мариуполе в 2015 году, когда людей пирожными, лавочками и прочими подарками просто купили. Купили лояльность. Голодных и бедных очень легко купить.

В общем, это был очень хороший опыт для нас.

- А как складывались ваши отношения с коллегами по проекту? Никогда не хотелось кого-нибудь стукнуть? Люди такие разные, и некоторые вели себя настолько странно…

- Мне было проще, чем всем остальным. У меня закалка. Наша городская администрация и Метинвест натренировали мою выдержку.  Я умею держать себя в руках. Единственный горячий случай был у нас с депутатом Павленко от Оппоблока, который по приглашению одной из участниц приезжал в Иванковцы попиариться. Там у нас с ним жестко  разговор прошел, когда этот Павленко стал рассказывать, как он Мариуполю помогал и после обстрела Восточного всех спасал.  Я ему ответил, что был на Восточном с первых дней, но его там я не видел. И если вы приезжали туда лицом поторговать на камеру, говорю ему, как многие это делали, Матвиенков например или Кихтенко, то мы там были и реально помогали людям. В конце нашей жесткой беседы  мы его вынудили сказать, что Крым это Украина, а путин – ну знаешь кто. Наверное, получит теперь выговор в «Оппоблоке».

- Ваша маленькая коллективная победа?

- Ну да.

- А если говорить серьезно. Какие главные результаты от участия в проекте?

- Главный результат – то, что проблема Мариуполя попала в телевизоры. Мне кажется, это поселило в людях надежду, что проблема будет решаться. Ведь у людей страшное нивочтоневерие.  Безнадега. Все вокруг плохо и ужасно.

Мы тоже своей критикой в некотором смысле эти настроения подогреваем. Но проблемы – это еще не конец света.  Да, их много, но мы должны брать и менять ситуацию, предлагать решения, искать выход. Не просто критиковать, а именно искать решения.

Наше депутатское большинство часто критикует нас, оппозицию, что мы не конструктивны. Но это не так. Мы всегда на критику предлагаем наш вариант решения. Но какое-то зерно есть и в позиции наших оппонентов. Потому что очень часто люди их критикуют,  не углубляясь в проблему. Вынесли что-то в паблик, получили лайки, сбор эмоций – и всё. А дальше это никуда не идет. И чем такая позиция лучше Тимошенко, лучше Ляшка? Опустим цены в 2, в 4 раза, повысим зарплаты и пенсии – а налоги при этом снизим. Ну как это возможно?

Нам говорят: а что вы сделали? Так у нас нет ресурса, чтобы сделать и показать. Нам не говорят: вот вам кусок бюджета, а ну-ка покажите. Но нет!

А мы бы показали. Потому что научились брать не деньгами, а креативными решениями. А наша городская администрация ведет себя как настоящий богач. Гирлянды, карусельки, миллион туда, миллион сюда. Это всё прекрасно, но если у вас в трех шагах, на Греческой, постоянно течет вода, то, может, надо меньше потратить на гирлянды и сделать-таки воду?

У нас много вопросов. Раздражает совок этот долбаный. Вот зачем нужно было центр города гнать? Ну кто заставлял? Зачем эта кампанейщина? А потом получается, то плитка трещит, то столбы наклоняются, то заборы устанавливаем – плитку перекладываем. А переделки – это все дополнительные расходы. Вот против чего мы выступаем. К сожалению, у тех, кто сегодня представляет власть, очень плохая реакция на критику, честно.

- К слову о честности. В рамках проекта тебе пришлось пройти полиграф. Какие впечатления?

- Это было непросто. Около ста вопросов. Многие из них об одном и том же, но с разных сторон. Некоторые вопросы ставили меня в тупик. Например, меня спрашивают, был ли заинтересован какой-нибудь бизнес, чтобы я стал депутатам. Первая реакция – нет, не был. Потом начинаю думать, сомневаться, ну как же, ведь много людей, работающих в малом бизнесе, меня поддерживало, они рассчитывали, что я буду отстаивать интересы всего  малого бизнеса в горсовете. В общем, что хочу сказать, наглым и бессовестным намного легче пройти полиграф, чем честным и сомневающимся.

- Сегодня все это уже позади. Ваша команда шла за пиаром, а получила деньги. Когда начнете тратить?

- Первое, что я хотел бы подчеркнуть: наш проект не решит на 100% проблему экологии. Это позволит максимально усилить давление на загрязнителя, но не решить проблему чистого воздуха целиком.

Что важно сделать прямо сейчас. Мы хотим  реализовать тот проект, который начал ваш сайт 0629 с недорогими приборами, собранными самостоятельно. Мы хотим откалибровать эти приборы так, наладить систему, чтобы люди  - те, кто хочет - могли за небольшие деньги ставить у себя дома такие приборы. Мы хотим соединить эти данные, вывести их на один сервер и создать сеть измерений по городу.

Поэтому сейчас наша главная задача – получить референсные приборы, которые будут служить для калибровки всех остальных приборов, а затем начнем собирать недорогие датчики и делать сеть. Амбициозная идея, но реалистичная.

 Сейчас идут переговоры с поставщиками, закупаем необходимое оборудование. Мы рассчитываем получить большие скидки, поскольку реализуем социальный проект. У нас уже есть такой опыт - компания «Aeroqual» пошла навстречу и продала измерительное оборудование фактически по себестоимости. Это социальная позиция руководства, и я считаю важно об этом говорить.

В общем, работа уже началась.

 - Во время проекта очень многие эксперты, члены жюри всерьез опасались за твою безопасность, учитывая, с кем приходится бороться. А насколько ты сам чувствуешь угрозу для себя?

- Опасность есть всегда. Я прекрасно понимаю, с кем приходится иметь дело. Людей, которые ненавидят меня и команду - их предостаточно. Мы действительно неудобны, с нами нельзя договориться, и то, чего мы добиваемся, влечет за собой убытки или рост расходов для некоторых бизнесов.

Как любому человеку, мне страшно – за себя, за семью. Но я также понимаю, что не делать этого я не могу.

Записала Анна Романенко

Мариуполь экология Бородин Новыелидеры
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии