Интервью с ангелом. Легендарный парамедик Тайра - о работе, жизни и о медиках на войне

Парамедик Юлия Паевская, позывной Тайра, стала легендой украино-российской войны. На счету ее и команды сотни эвакуированных раненых бойцов с передовой и мирных жителей из «серой зоны».

У Тайры есть несколько волонтерских и ведомственных наград, в том числе и «Народный герой Украины». До войны она была тренером боевых искусств, президентом Федерации айкидо «Мутокукай Украина» (обладает 5 даном по айкидо), художником-керамистом и дизайнером.

«Очень много чем в этой жизни я занималась, и все было успешно», - говорит сама «Тайра». Но военный конфликт изменил привычную жизнь Юлии Паевской. Женщине пришлось надеть камуфляж. Она стала медиком-добровольцем сначала на Майдане, а затем отправилась на фронт.

Совсем недавно Юлия подписала контракт с ВСУ. После четырех с половиной лет службы добровольцем!  

Мы встретились с Тайрой в одном из мариупольских кафе и, конечно, спросили ее: почему? 

- Я это сделала сознательно, для того чтобы усилить армию. Я считаю, что армия состоит из конкретных людей. Я хочу, чтобы она и дальше продвигалась в развитии, я вижу прогресс, за эти годы прогресс значительный. Я посчитала, что буду более эффективна как часть Вооруженных сил.

- Первый медицинский опыт был на Майдане?

- Нет. Я и до этого имела отношение к медицине, но образования медицинского у меня нет. Мне как-то «везло» на всякие аварии, в горах всякие случаи бывали, и мне доводилось иметь дело с ранеными. Потом был Майдан. С первого дня и до того момента, когда в этом оставался смысл, я там была. Потом началась война, и я оказалась на фронте.

Это все было очень сложно, давно... И детали, наверное, даже не вспомню. В принципе, ничего особенного. Первый боевой опыт - это были не тяжелые ранения, средней и легкой тяжести.

- Это было уже в составе вашей группы «Ангелы Тайры»?

- Нет. Начинала войну я как инструктор тактической медицины, приехала читать инструктаж по тактмеду, но поступили раненые, и так уж вышло, что я там оказалась единственным человеком, кто был в состоянии оказать помощь. Потом появилась машина, появились люди, и в итоге сейчас существует подразделение «Ангелы Тайры».

- Из кого состоит это подразделение, и кто туда может попасть?

- Туда могут попасть патриотично настроенные люди, очень хорошие водители и медики, парамедики. Даже нет особой необходимости во врачах. Конечно, травматолог — это прекрасно, но приветствуется и среднемедицинский персонал. Не обязательно быть дипломированным медиком, чтоб быть парамедиком. Достаточно успешно пройти соответствующие курсы, по-настоящему вникнуть в предмет. Если человек вливается в коллектив — он может присоединиться. К "ангелам" присоединяются те, кто, как правило, не может пойти на контракт. Это либо люди с детьми, семьями, либо у кого-то больная мать, и он не может надолго покинуть дом. Они приезжают от двух недель до нескольких месяцев.

- Сколько сейчас человек в подразделении?

- Не скажу. Может, еще фамилии назвать?

- Работаете по всей линии разграничения?

- Сейчас у нас Южное направление. Тоже не буду уточнять точки дислокации. Хочу сказать, что большинство «ангелов» сейчас намерены подписать контракты, те, кто может себе это позволить. Те, кто не может, — им найдется работа тоже. Все было бы замечательно в плане пребывания на фронте, если бы мы были бессмертны. Но возможны ранения, возможны потери. Подписавшие контракт с ВСУ имеют право на компенсацию и лечение. Сейчас характер войны таков, что на фронте не должно быть гражданских. Мы это понимаем и будем переформатироваться.

- Вы находитесь и работаете постоянно в 61 мариупольском госпитале?

- Нет. Дислокация у меня «впереди», в районе Широкино. И нахожусь я постоянно там. Сюда я приезжаю либо с раненым, либо с гражданскими, которые пострадали в «серой зоне». С медперсоналом в «серой зоне» проблемы. К примеру, в Лебединском нет фельдшера, а людей там живет достаточно, и им тоже нужна помощь.

- Вспомните последний случай спасения бойца на Мариупольском направлении?

- Я не хотела бы об этом говорить, т. к. это конкретные судьбы. Я не занимаюсь популизмом. Могу показать фото, но рассказывать не буду. Могу рассказать только хорошее про работу 61-ого мобильного госпиталя. Там работают потрясающие профи. Я была поражена, когда приехала с первым раненым. "Подлетаем" мы на машине, и уже стоят врачи, и к нам спешит сестра со шприцем, чтобы взять кровь в лабораторию. Мы еще не выгрузили раненых, а процесс уже запущен. Все происходит настолько быстро, что я просто снимаю шляпу. Развивается и сам госпиталь, прекрасный коллектив, и все замечательно.

- Вы ведете какой-то учет спасенных вами людей?

- Я лично имела отношение к эвакуации порядка 400 раненых. «Ангелы» эвакуировали еще больше. Проблема в том, что в начале войны, первые 1-1,5 года, вообще не велась статистика. Я затрудняюсь сказать, сколько было вначале, потому что был большой поток, и все было хаотично. Все дни слились в один, и это было как Майдан. Просто как явление, явление природы. Все это проходит по нам катком.

- Что самое тяжелое в работе парамедика?

- Наладить координацию. Со всеми. Координация и кооперация. Сейчас с этим стало получше. Вначале был бардак, не было согласованности, правая рука не знала, что делает левая, и так на всех уровнях. Сейчас таких ситуаций гораздо меньше.

- Откуда вообще возникло название «Ангелы Тайры»? Его придумали сами?

- Боже упаси! Его придумали в шутку. Один из моих водителей, классный парень, придумал. Это был прикол. Был какой-то фильм или сериал «Ангелы Чарли» вроде. А он по-приколу назвал «Ангелы Тайры». Был с нами один журналист, который это записал. Люди подхватили и стали так называть. Я начала отмахивалась, а потом решила: «Почему бы и нет?». Ну если б название придумывала сама — было бы что-то другое. Более пафосное (смеется).

- Какие планы после окончания войны?

- Я не планирую будущее даже на завтра, потому что война, и неизвестно что будет. "Хочешь насмешить богов — расскажи им о своих планах". У меня нет далеко идущих. Конечно, я представляю себе, что я могла бы делать.

 Возможно, я продолжу службу на контракте, если я доживу до победы. Может быть, я займусь реабилитацией раненых воинов. Может, я займусь психологической реабилитацией бойцов. Может быть, и то, и другое, и третье. У меня очень сильно развито желание помогать. Вижу ситуацию - и сразу порыв на помощь. Может, открою благотворительный фонд и буду помогать детям, собакам и всем, кому это действительно необходимо.

- «Ангелы» - это волонтерский проект?

- Это добровольческий проект, полностью содержится на средства народа Украины. Нас финансируют и самые обычные люди, и известные личности. Сергей Притула, например, полностью обеспечивает нас топливом, за что ему огромное спасибо. Это очень большая статья расходов, т. к. мы вывозим не только раненых, но больных и травмированных.

- И все-таки. Почему контракт был подписан только сейчас?

- Я не привыкла форсировать события. Ситуация должна созреть. Сейчас мое время пришло присоединиться к ВСУ. Когда моя 15-летняя дочь узнала, что я подписала контракт, она сказала: «Я тобой горжусь». Это была высшая оценка.

- Я знаю, вы недавно ходили по подиуму в рамках конкурса «Украинские амазонки». Это был первый ваш опыт?

- У меня есть небольшой актерский опыт... Но в дефиле я никогда до этого не участвовала. Я тренер айкидо, и публичность меня не пугает. Пройтись по подиуму для меня проблем не составляет. Я не уверена, что это было сделано профессионально, но там этого и не требовалось. Нужно было просто пройтись более-менее ровно. Я не корчила из себя модель, но постаралась двигаться так, чтоб мне самой было не противно. Это было забавно. Как раз после операции я впервые встала на высоченные каблуки, а до этого не одевала их 5 лет.

- Сейчас, после операции, восстановились полностью ? (Тайра получила травму в спорте и при загрузке раненого в авто, - прим. ред.)

- Да. Могу сказать, как в анекдоте,«лучше, чем было». Операция прошла успешно, очень благодарна Одесскому военному госпиталю и врачу Илье Трифоновичу Гайдаржи. Одна из тяжелейших операций в травматологии, успех которой зависит от качества проведения. Все было сделано классно и качественно.

- Вы отслеживаете судьбу людей, которых спасали?

- Обязательно. Особенно «тяжелых». Я за ними наблюдаю. Иногда встречаюсь и наблюдаю, как проходит лечение. Иногда стараюсь смотреть со стороны, потому что, может быть, кому-то не хочется вспоминать о ранении. Ко мне часто подходят пацаны в Киеве, Запорожье, Мариуполе и говорят: «Тайра, ты меня вывозила! Помнишь?» Но я не могу помнить всех. Спрашиваю, какое ранение было, и тогда начинаю вспоминать, какой это был примерно год и где. Но лица не всегда помню...

Зато те, кто обязан Тайре жизнью, никогда ее не забудут. Никогда.

Записал Александр Гудилин

Мариуполь всу Тайра
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии