Игорь Ошкадеров: Украина – промышленная страна, а не только аграрная

Украину все чаще называют аграрной страной. Эта мысль нам навязывается как извне – заявлениями различных иностранных политиков и дипломатов, так и внутри – недальновидными представителями нынешней власти. Вспомните, как не раз нынешний премьер-министр заявлял, что Украина является аграрной страной, поэтому аграрный сектор является «драйвером дляроста украинской экономики». Сколько нардепов-популистов подобные лозунги выдвигали на трибунах и в эфирах. Предыдущий посол США вУкраины Джеффри Пайетт пошел еще дальше изаявил, что Украина должна стать аграрной сверхдержавой. Казалось бы – вот он долгожданный путь к украинскому экономическому чуду. Но этот путь – в пропасть. Нам навязывают совершенно разрушительный и абсурдный сценарий: уничтожьте окончательно свою промышленность и станьте нищей, полуголодной территорией, с небольшим количеством населения. Почему это тупик – приведу основные экономические аргументы:

1. На сегодня аграрный сектор – это 12% ВВП и 20% валютной выручки. Это крайне мизерный показатель. Основную долю ВВП Украины дает именно промышленный сектор. Именно он платит больше всего налогов, из которых потом и формируется госбюджет. При этом мы видим сейчас совершенно негативную тенденцию: доля экспорта металлургии вобщем экспорте снижается, адоля экспорта сельского хозяйства, на80% сырьевого (а не переработанного, с добавленной стоимостью), в2017 году увеличилась до40%. Последние цифры демонстрируют: Украина стремительно теряет промышленность, а из аграрной продукции экспортирует лишь элементарное сырье. Эта тактика дает сверхнаживу крупным агрохолдингам, но при этом не создает рабочих мест или увеличения отчислений в бюджет.

2. Все мировые экономисты говорят о том, что нет ни одного в мире развитого аграрного государства. Все это миф, который выдумали сверхдержавы для сдерживания развития других стран. Известный норвежский экономист Эрик Райнерт как-то сказал: «Голод бывает только в тех странах, которые специализируются на сельском хозяйстве. В государствах Западной Европы и США только 3% населения заняты в сельском хозяйстве и вполне обеспечивают потребности своих стран и даже торгуют. При этом субсидии и протекция государства сохраняются за этими отраслями и в развитых странах». Мировые цифры так же подтверждают такие выводы. У стран свысоким доходом доля сельского хозяйства составляет всего 1,4%, ау беднейших стран— более 30%. Кстати, у, якобы аграрного государства, Нидерландов, которое кормит полмира— доля сельского хозяйства вэкономике составляет всего 1,8%, аколичество занятых вэтой отрасли— всего 1%. В свое время эту взаимозависимость поняла Австралия. Имея преимущественно сельскохозяйственную экономическую ориентацию, австралийцы развивают неконкурентный по сравнению с США или Европой сектор промышленности. Он создает инновации, необходимые для развития сельского хозяйства. Без промышленности сельское хозяйство деградирует!

3. Аграрная страна – это существенный отток населения. Если мы станем аграрной страной, то не сможем содержать такое количество населения, в лучшем случае половину. Все остальные будут эмигрировать, искать свое место и работу в других странах. Целые промышленные города, к которым относится и Мариуполь, просто исчезнут. Причин несколько. С одной стороны – аграрный сектор просто не сможет дать работу специалистам, которые имеют знания и профессиональные навыки, применимые только в промышленном секторе. Во–вторых, вымрет и само село, потому что рост производительности в сельском хозяйстве означает существенное сокращение рабочей силы в сельской местности.

Украина обязана изо всех сил сохранить промышленность и оставшийся промышленный потенциал. Более того, власть, если она работает не на разрушение этой страны, а наоборот, обязана добиться полной кооперации между сельским хозяйством и промышленностью. Нам срочно надо трансформировать свою экономику, приводить в промышленность новые знания, инновации, технологии, обеспечивать базу для дальнейшего развития. В этом плане Украина за 18 лет опустилась с 18 на 43 место. Уже сейчас Украина находится на грани вхождения в группу риска — окончательного превращения в экспортёра сырья. Сегодняшние власть имущие политики, увы, не видят угрозы в набирающей обороты примитивизации экономики.

Картина получается безрадостной, но не апокалиптической. Страна ещё имеет запас для рывка и развития. Ключевое – желание и стратегия у политической элиты. Чем станет Украина через 20-30 лет решается и будет решаться в ближайшие год-два. Страна может сделать рывок в области технологий и развития промышленности на инновационной базе, что приведёт к росту доходов граждан. А может пойти по пути наращивания экспорта сырья, фиксирования статуса аграрной экономики, что закончится крахом.

Игорь Ошкадеров, руководитель Мариупольской городской организации партии «Основа»

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии