Обвиняемые в вандализме опасаются за свою жизнь

В Жовтневом районном суде Мариуполя продолжается слушание дела старокрымских вандалов. В четверг суд заслушал показания Александра Куприянова - второго из обвиняемых в надругательстве над могилами. Как и его подельник Сергей Вертийко, Куприянов полностью отрицает свою причастность к апрельскому акту вандализма и заявляет о давлении на него со стороны сотрудников милиции, в том числе и во время нахождения в СИЗО.

Куприянов - младший из подозреваемых. Ему 26 лет и в его анкетных данных числится всего два класса образования, три года пребывания в интернате для умственно отсталых детей и записи о состоянии на учете в психиатрической больнице пос. Ждановка, где он неоднократно лечился от эпилепсии. Именно из этого лечебного учреждения 6 июня этого года Куприянова и увезли сотрудники мариупольской милиции, предъявившие ему впоследствии обвинение в акте вандализма. В ходе досудебного следствия и в протоколах допросов в качестве обвиняемого Куприянов полностью признавал себя виновным, и только в зале суда отказался от своих обвинений, мотивируя, что ранее оговаривал себя под воздействием пыток. «В УВД надо мной издевались. Синяков не было. Одевали кулек на голову, подключали провода к пальцам, а потом включали в розетку. Трусило так, что сознание терял», - рассказывал обвиняемый, поясняя суду мотивацию отказа. При этом, правда, Куприянов путался в своих показаниях, с трудом вспоминал время знакомства с Вертийко, но в то же время четко знал, что в 20-х числах апреля, когда, собственно, и был совершен вопиющий акт вандализма, его не было в Мариуполе. Он находился в с. Михайловка Шахтерского района Донецкой области у сестры, которой помогал садить картошку и управляться по хозяйству. Подтвердить это, вроде бы, могут соседи, у которых он одновременно подрабатывал. Однако правдивость этих показаний суду еще предстоит выяснить. На карандаш фемиды взят и рассказ подсудимого о том, что сотрудники милиции якобы приезжали в среду к нему в СИЗО и требовали от него стопроцентного признания своей вины.

«Приехали двое работников милиции. Меня вывели из камеры в комнату следственного изолятора, закрыли в клетку и стали требовать, чтобы я не шел в отказ, намекая, что в камере много чего со мной может случиться», - заявил на суде Александр Куприянов и обратился к своим защитникам с просьбой ходатайствовать перед судом об обеспечении мер его безопасности.

К слову сказать, помимо надругательства над могилами, Куприянова обвиняют еще в двух преступлениях – хулиганстве и угрозе убийства. В этих случаях он полностью признает себя виновным и не отрицает, что во время работы на Старокрым­ском кладбище у него был конфликт с одним из предпринимателей, который регулярно над ним издевался. В то же время Куприянов отрицает, что акт вандализма стал местью работодателю и настаивает на своей непричастности к этому делу.

С тенью сомнения говорит об осквернении сотен могил всего двумя вандалами директор комбината коммунальных предприятий Мариуполя Игорь Федай, вызванный в суд в качестве свидетеля. «Среди разбитых надгробий было пять гранитных памятников капитально установленных на 18-миллиметровой арматуре. Чтобы их сдвинуть с мес­та, понадобилась бы дюжая сила или подручные средства в виде веревки или каната. Следов каната на разрушенных памятниках не обнаружено», - констатировал свидетель, который заодно назвал суду и четкую цифру надгробных разрушений. По словам Игоря Федая, на Старокрымском кладбище все-таки было осквернено 666 памятников и надгробий. «Вандалы шли на косую и ломали все подряд в четных секторах, расположенных с левой стороны кладбища, включая металлические памятники, которые повредить практически невозможно. Их переворачивали или сдвигали. Работники кладбища сразу возвращали их на свое место, а в милицию был подан список, в котором числилось 473 разбитых надгробья, требующих восстановления», - пояснил Игорь Федай.

Напомним, что погром на новой части Старокрымского кладбища был учинен в канун главного праздника сатанистов (Вальпургиевой ночи). Все это наводит на определенные размышления, однако в суде версия о причастности сатанистов не рассматривается. Лично Игорь Федай, анализируя цифры, пришел к выводу, что происходящее свидетельствует о деградации общества. «Сегодня подобные акты вандализма регистрируются по всей Украине. Дальше их будет больше», - считает директор комбината коммунальных предприятий Мариуполя.

И в чем-то он прав. пока двое обвиняемых сидят в СИЗО, на Старокрымском кладбище зафиксировано два новых случая вандализма, виновников которых милиция так и не нашла. Что дальше? Старокрымское кладбище – крупнейшее в Европе и насчитывает сто гектаров. «Обеспечить охрану такой территории невозможно. На кладбище может ходить кто угодно, и работники коммунального предприятия не имеют права кого-либо задерживать», - отметил свидетель Игорь Федай, подметив, что вопрос охраны общественного порядка -компетенция милиции.

Всего по старокрымскому делу, которое насчитывает 13 томов, проходит порядка 12 свидетелей. Их еще предстоит опросить суду. В пятницу появилась информация, что работники милиции снова высказывали угрозы в адрес одного из подсудимых, на этот раз Сергея Вертийко. Об этом «Ильичевцу» рассказала его сестра Светлана Дорошенко. «Оперативники приехали в СИЗО, потребовали от Сергея не менять признательные показания и отправили его в другую камеру. Я боюсь за его жизнь», - говорила женщина. А вчера адвокат Вертийко Валерий Довженко обратился в суд с просьбой о защите. «В понедельник я подал в суд ходатайство об обеспечении безопасности моему подзащитному, изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде и предоставлении охраны», - отметил Валерий Довженко. Решение суда пока неизвестно. Следующее слушание дела назначено на 3 декабря, а полностью завершить процесс и вынести вердикт судья Сергей Беделев планирует до конца декабря.

«Ильичевец»

dkr.com.ua
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии