Англичанам стыдно, но они не хотят умирать за какую-то Украину, - поляк, защищающий Мариуполь

Военнослужащий из Польши по имени Вадим 7 месяцев воюет в зоне АТО, в качестве добровольца батальона “Донбасс”. Он приехал в Украину из Лондона, где он жил в последнее время. Сейчас поляк защищает Украину в Широкино.

- 1 ноября 2014 года я прилетел из Лондона. Я долго думал о том, чтобы принять участие в событиях на Украине. Я следил за всем со времен Майдана. Когда начались события с Россией, я связался с батальоном и сообщил, что приеду. Я решил, что могу не только смотреть, но и помогать, как военный. Я воевал в Лисичанске, Северодонецке, а затем после ротации меня направили в Широкино, где я нахожусь уже 3 месяца.

У вас есть украинские корни?

- У меня дедушка украинец. У моей мамы фамилия Чубатый. Прадедушка убежал еще перед второй мировой войной из Польши в Америку и высылал деньги, за которые моя бабушка построила в Тернополе дом.

Где вы так хорошо научились говорить на русском языке?

- Я очень много раз бывал в России. Там я окончил институт парашютизма. У меня очень много друзей в России. Я абсолютно не враг русского народа Я боюсь русского государства. Знаю историю. Сначала они придут к вам, а потом придут к нам. Так всегда было. Я очень уважаю русских людей. Но я хочу, чтобы и они не думали, что мы фашисты, что мы едим детей и пьем кровь.

Как в Англии относятся к конфликту в Украине?

- Там очень мало говорят о ситуации в Украине. Я думаю, они чувствуют свою вину. Им стыдно. Они же гарантировали независимость Украины, но из этого ничего не вышло. Я думаю, если бы Украина оставила ядерное оружие, здесь русской армии не было бы. Англичанам стыдно, но посылать свои войска они не хотят. Умирать за какую-то Украину они не будут.

В Польше по-другому относятся к этой ситуации. Так как история такая. Не так давно мы и сами освободились. Эти воспоминания не пропали. Они знают, кого бояться. Польское общество намного сильнее поддерживает Украину. Но за этим не идут какие-то серьезные поступки.

Платят ли иностранцам зарплату в добровольческих батальонах?

- За последние 7 месяцев нам, иностранцам, не заплатили ни одной гривны. Нам дают есть и все. Когда говорят, что мы наемники, это смешно. У нас в батальоне два грузина, два русских и я. Это все наши иностранцы. Раньше и украинские добровольцы получали 900 грн. в месяц. Сейчас им платят по контракту, как обычным военным. Нам не платят ничего. Но я приехал сюда не за деньгами.

Как вы оцениваете ситуацию в Широкино на данный момент?

- С моей точки зрения, сейчас ситуация намного лучше, чем была 14 февраля. Когда мы туда приехали, там ничего подготовлено не было. 15 февраля вступил в силу минский договор, а через 10 минут я потерял двоих друзей - старшину роты и командира взвода. Также было трое раненых.

Где вы прятались от врага?

- Мы приехали в Широкино прямо из Киева. Наши позиции были только недавно взяты. Я ту ночь очень хорошо помню. Туман, 20 градусов мороза. Мы знали, что наши друзья погибли. Знали, что в Дебальцево тоже не прекращаются бои. Минские договоренности не воплотились в жизнь. И все пять дней до ротации нас бомбили. Наше подразделение обосновалось в базе отдыха “Маяк”. Мы пряталась в подвалах, в домиках. Где находили укрытие, там и прятались.

Когда вернулись с ротации, было уже спокойно?

- В Широкино постоянно идут бои. 2 месяца назад их было меньше, сейчас они усилились. За последнее время я снова потерял двух друзей. Но сейчас враги нас боятся, как огня. Теперь у нас совершенно другой уровень. 3 дня назад мы заняли почти все Широкино. Ребята с “Правого сектора” своровали машину сепаратистов. Они обиделись на это, стали в нас стрелять, а мы стали стрелять в них. Они пошли в нападение, мы пошли в контрнападение и они убежали. Оставили Широкино и убежали. А нам руководство сказало, чтобы мы вернулись на свои позиции.

Как далеко от ваших позиций находятся незаконные вооруженные формирования?

- 200-300 метров. Мы их видим, они нас видят. Их цель - занять все Широкино и выйти на господствующую высоту. Но мы хорошо укрепились и у них не достаточно сил, чтобы выгнать нас. Поэтому пошла речь о демилитаризации. Там никаких ополченцев нет, там регулярная русская армия. 227 полк. Мы знаем, что мы убили их командира. У них там поминки были. Там русские офицеры, которые притворяются ополченцами.

Насколько разрушен поселок Широкино?

- От него почти ничего не осталось. Много сгоревших поврежденных снарядами домов. Вид очень жесткий. Хотя противник говорят, что в поселке проживает 34 человека, я лично местных жителей там не видел. Там невозможно жить.

Как долго вы намерены оставаться на востоке Украины?

- Я очень устал, но своих ребят не оставлю. Обычному человеку очень трудно понять отношения, которые складываются между мужчинами в батальонах. В войне сначала ты воюешь за идею, а потом ты уже защищаешь своего друга, а он защищает тебя. Уже нет идеи, а есть страх и грязь.Очень много адреналина и очень много заботы о своих близких друзьях. Ничего больше. Солдат, когда сидит в окопе, он проклинает день, когда решил пойти на войну. Нет на войне героизма. Это все только в фильмах.

Связь, которая складывается между людьми на войне очень сильная. Уезжаешь в отпуск к любимой женщине, а мысли постоянно о друзьях - не случилось ничего там, не ранен кто-то, не погиб?

У стороны противника точно такие же отношения в подразделениях?

- Они воют с другой идеологией, но я думаю они также относятся к своим товарищам. Тут возникает ненависть. Ты можешь любить русских людей, но когда они убивают твоего друга, ты ненавидишь подразделение, которое произвело обстрел. Серьезно ненавидишь. Поэтому можно понять, что если ты возьмешь человека в плен, то набьешь ему морду. Но понять, что ты кастрируешь его или будешь мучить неделю, я не могу. Наши очень сильно боятся попасть к ним в плен. Вы видели, как они с киборгами поступали? Какой-то необразованный хам бьет полковника по лицу!

Ваши товарищи попадали в плен?

- Нет.

А вы в плен боевиков брали?

- Брали, но сразу передавали в СБУ. У нас официальная сторона, есть законы. В плен попадались, как украинцы, так и русские. Я бы их украинцами не называл, это были изменники.

По вашему мнению, как мариупольцы относятся к военным?

- В Лисичанке отношение к армии Украины было лучше. Здесь очень многие люди смотрят на нас не хорошо. Без агрессии, но в глазах видишь недоверие и ненависть. Я просто не понимаю, почему люди, которым не нравится Украина, просто не уедут в Россию? Мариуполь сам по себе очень хороший город. Я здесь встретил очень много хороших и сильных патриотов Украины. Они работают также тяжело, как и мы. Чуть на другом уровне, но мы без них бы не функционировали. Все ценят, то что делают для нас обычные люди.

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама, заявления, связанные с деятельностью компании.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать