Конфликт районного масштаба, или Отчаяние по соглашению сторон

В начале февраля из Першотравневого районного управления юстиции (пгт.Мангуш), из двух его структур - РАГСа и исполнительной службы - уволилось семеро работников. Трое из них них работали в РАГСе, четверо - в исполнительной службе.
Послужной список работников достаточно солидный. Например, уволившаяся Анжела Цеменко занимала должность начальника отдела РАГС 11 лет, Галина Натяма работала в этой же структуре 9 лет, Андрей Зып был государственным исполнителем отдела Государственной исполнительной службы в течение трех лет. Остальные экс-работники Першотравневого районного управления юстиции (Мария Николаева, Ольга Зып, Денис Мурза, Николай Цеменко) имеют более скромный опыт работы - от года.

Причиной массового увольнения сотрудников стало их несогласие с методами руководства начальника Першотравневого районного управления юстиции -  Натальи Чих.

Сначала была уборщица

Как рассказали 0629 уволившиеся работники, конфликт коллективов двух отделов управления юстиции с их общим начальником, Натальей Чих, носил хронический характер. «Наталья Юрьевна позволяла себе не только безосновательно вмешиваться в нашу непосредственную работу, но и так сказать  неуставные отношения и даже действия, носящие признаки коррупции, - рассказывает Анжела Цеменко . - Например, в октябре 2007 года на ставку уборщицы была трудоустроена Наталья Корнеева (к слову, уже на то время работавшая на 0,5 ставки уборщицей и имеющая основную работу в том же управлении юстиции). Но о полной ставке уборщицы коллектив управления не догадывался, поскольку Наталья Корнеева убирала всего три раза в неделю (как положено на полставки). Пока штатное расписание не увидел новый и.о.начальника отдела ГИС (государственной исполнительной службы) С. Камелин. Узнав, что Корнеева оформлена в его отдел на ставку, он потребовал от нее выполнять свои обязанности как положено. На что Наталья Корнеева возразила, мол, деньги за работу уборщицы получает лишь в размере 0,5 ставки, остальное – ставку – отдает начальнику Першотравневого управления юстиции Наталье Чих. И так продолжалось в течение 4 лет. Камелин предложил Корнеевой дать письменные пояснения относительно практики коррупционный действий и в тот же день по факсу направил их областному начальству – Сергею Тюрину, начальнику Главного управления юстиции в Донецкой области».

Область дает «добро»?

Со стопроцентной долей вероятности говорить о реакции областного начальства на письменные свидетельства работников о коррупции не представляется возможным. По телефону Сергей Тюрин отказался отвечать на этот вопрос 0629 и попросил оформить его в виде официального запроса. Вопросы (этот и ряд других) в письменном виде были направлены в Донецк, в Главное управление юстиции в Донецкой области еще 29 февраля. Но ответа до сих пор редакция так и не получила, хотя заверения по телефону в том, что «получите ответ сегодня, максимум - завтра» корреспондент 0629 слышит уже более двух недель.

А потому о реакции областного начальства можем судить, к сожалению, лишь со слов уволенных. Дальнейшая цитата – свидетельства семерых участников конфликта – экс-работников Першотравневого управления юстиции:

- Реакции со стороны Тюрина на свидетельства о коррупции и постоянном давлении, которое оказывает Чих на коллектив, не последовало никакой. Но зато отреагировала Наталья Чих – она попросту уволила Корнееву «по собственному желанию». Анжела Цеменко, тогда еще начальник РАГСа, попыталась встать на защиту уборщицы, сказав, что если Чих в течение 4 лет пополняла свой семейный бюджет за счет Корнеевой, то почему она, Корнеева, испытывавшая на тот момент серьезные материальные трудности, еще и пострадала?  И Анжела Цеменко в июле прошлого года приняла Корнееву на полставки уборщицей в РАГС. Отметим, что Наталья Корнеева написала заявление в прокуратуру, в котором рассказала о сложившейся ситуации. С лета прошлого года конфликт, и до того тлевший между начальником Першотравневой райюстиции и нами, коллективом, разгорелся с новой силой. Наталья Чих создавала условия, в которых работать было просто невозможно: безосновательно вмешивалась в исполнительное производство, доходило до того, что вызывала работников ГИС и требовала принести исполнительное производство для ее личного рассмотрения и для решения вопросов, связанных с ее личной заинтересованностью. Задним числом составляла акты о якобы нашем отсутствии на рабочем месте. Не подавала списки в Донецк на премии. Последней каплей стало то, что в январе этого года Наталья Чих… сдала нас милиции, «задержав» в холле районного управления юстиции в 18.00. Мы сопротивляться даже не пытались, мы чувствовали за собой правоту, а потому даже несмотря на абсурдность обвинений, звучавших из уст Наталии Чих (что мы бросали в ее окна снежки, что мы находились в нетрезвом состоянии) предоставили право милиции разобраться в ситуации. Милиция обследовала здание юстиции на предмет следов от снежков на окнах (!), бутылок на рабочих местах и сделала письменные выводы: ничего не обнаружено. Наталья Чих настаивала на том, чтобы у нас взяли кровь на анализ, на что мы тоже согласились. Кровь мы сдавали под ее крики «алкоголики», «дебилы». Вела она себя так, что даже работники милиции и медперсонал предупредили ее о том, чтобы не бросалась такими словами, поскольку они могут, в первую очередь, обернуться против нее. Выводы медобследования, проведенного в Першотравневой районной больнице 27 января, были таковы: у О.В.Зып и А.Г.Зып – 0 процентов алкоголя в крови, у Д.М.Мурзы и М.М.Цеменко – 0,6 процентов. Основываясь на выводах проведенной экспертизы, Ольга Зып подала иск в суд о защите чести и достоинства. Первое его заседание уже состоялось в середине марта.

О сложившейся нездоровой ситуации в коллективе, о невыносимых условиях, которые создает нам Чих, о ее постоянном давлении на нас, мы неоднократно письменно сообщали областному начальству – Сергею Тюрину. Но реакции не последовало никакой. И тогда, в феврале 2012 года мы решились на отчаянный поступок: написали заявления об уходе, в которых указали, что причиной нашего увольнения есть Наталья Юрьевна Чих, под руководством которой работать невозможно. Мы искренне полагали, что нас, работников, отдавших многие годы работе в Першотравневой юстиции и показывавших отличные результаты, не уволят, а обязаны будут провести служебное расследование и разобраться в ситуации. У нас есть все основания своей работой гордиться. Свою работу мы очень любим и работать хотим. Это все мы объясняли и на приеме у Тюрина, и в своих заявлениях. Но… всех нас уволили «по соглашению сторон», и все мы оказались на улице. Мы не знаем, как кормить наши семьи. Анжела Цеменко, например, имеет статус многодетной матери. И как теперь быть? Мы отправили письмо-обращение в адрес министерства юстиции, министру Лавриновичу с просьбой нас защитить, но реакции и оттуда пока нет. Что нам делать?

Ни конфликта, ни дела?

Корреспондент 0629 обратился за комментариями к начальнику Першотравневого районного управления юстиции Наталье Чих. Наталья Юрьевна не стала говорить по телефону и пригласила корреспондента приехать в Мангуш. Но там, в Мангуше, в своем рабочем кабинете совершенно недоумевала по поводу причины приезда журналиста.

«Никакого конфликта у нас в коллективе нет и никогда не было, а что уволились сотрудники, так, наверное, не справлялись со своими обязанностями. По исполнительной службе у нас были очень низкие показатели, а по РАГСу, наверное, люди сами так решили, что так им будет лучше», - говорила она и уверяла, что оставшиеся «штыки» управления юстиции вполне справляются с работой, и что набор новых сотрудников на место уволившихся идет активно, среди вновь прибывших будут и совсем молодые работники, и уже опытные. Словом, нет повода для беспокойства. Зря приехали.

Следы конфликта корреспондент 0629 попытался поискать в Першотравневой прокуратуре, куда написала заявление уборщица Наталья Корнеева о том, что отдавала часть своей зарплаты Наталье Чих.

Спасибо, ехать в прокуратуру не пришлось. Сергей Завалько ответил по телефону, но предельно лаконично: «Заявление поступало. Рассмотрено. В возбуждении уголовного дела отказано».

Как неофициально пояснили 0629 работники органов прокуратуры, самого факта передачи денег зафиксировано не было, а потому и такой результат проверки.

Такая вот история. Экс-работники Першотравневого районного управления юстиции надеются, что продолжение еще последует. Поскольку все-таки еще рассчитывают получить ответ на запрос 0629 из Головного управления юстиции в Донецкой области и министерских «верхов». Думаете, напрасно?

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов