ко Дню медработника

О врачах "скорой помощи", работе в "серой зоне", парамедиках и пациентах с температурой

Сегодня в Украине празднуется День медицинского работника. По этому случаю мы хотим рассказать о работе врачей и фельдшеров «скорой помощи» - людей, от работы которых, очень часто зависит наше здоровье и жизнь. Поведать об этой сложной профессии согласился главный врач городской станции экстренной медицинской помощи Валерий Закржевский.

- Военный конфликт в Донецкой области повлиял на всех. Насколько изменилась работа медиков экстренной медицинской помощи?

- Наша работа потерпела изменения. Мы провели множество тренингов с участием специалистов, которые имеют сертификаты международного образа. Мы научились оказывать помощь при всевозможных осколочных ранениях. И мы продолжаем учиться.

- А что чувствовали медики, когда впервые видели ранения, полученные в результате боевых действий?

В августе 2014 года наши бригады забирали раненых военных из-под Старобешево. Бригады «скорых» видели все. У медиков такое же сердце, как и у всех. И это сердце также переживает, когда видят искалеченного молодого парня, совсем еще ребенка…

Столкнутся с боевыми действиями медикам экстренной медицинской помощи в первый раз пришлось в мае 2014 года под ГУВД. В первые часы «скорые» ездили на вызовы. И были пробитые скаты, пробитые автомобили. Очевидно, есть у нас небесный покровитель. Наши работники ездили под обстрелами, машины были в решето, а ни одного не задело – ни водителя, ни фельдшера, ни врача.

Для врачей это был шок. Они не сразу все осознали. Они возвращались с бледными лицами и никак не могли отойти и понять, где они были и что с ними могло случиться…

Я помню, как сейчас фотографию, на которой запечатлена машина «скорой», которая мчится, а с обеих сторон пост-мост обстреливается

Обстрел пограничников на пост-мосту.  Я помню, как сейчас фотографию, на которой запечатлена машина «скорой», которая мчится, а с обеих сторон пост-мост обстреливается.  Еще не было той осторожности и не было того понимания происходящих событий.

Хотя, если возникнет необходимость, они вновь поедут и не будут спрашивать, насколько это опасно. Они разные все, но все поедут. Я видел, как они работали возле ГУВД, на пост мосту, на Восточном и в Сартане. Никто не сказал, я не поеду. Хотя в 2014 году был такой сотрудник, который уволился. Он и в мирное время не отличался смелостью. Но это единичный случай.

- Расскажите о работе медиков в «серой зоне».

- Ситуация в «серой зоне» сейчас более-менее стабильна. Если раньше возникали проблемы с оказанием медицинской помощи жителям прифронтовых сел, то сейчас мы работаем в сотрудничестве с военными медками. Наши бригады не пускают в эти прифронтовые поселки. Вызов поступает к нам на пульт, мы передаем его военным медикам, а они забирают больного. Не важно – это осколочное ранение или гипертонический криз. Военные доставляет больных в поселки Сартана или Талаковка, а оттуда наши бригады забирают их и госпитализируют в больницы Мариуполя.

- Как осуществляется работа медиков за чертой?

- Раньше Тельмановский и Новоазовский район входили в зону нашего обслуживания. Сейчас мы ничего о них не знаем. Если жители оккупированной территории набирают «103», то они попадают в свой район. Все маршрутизировано.

- Кто-то из медиков, работающих в Тельманово или Новоазовске перешел на работу в Мариуполь?

- Никто. У нас работают несколько человек из Донецка. В Мангуше трудится семья из Донецка - он водитель, она – фельдшер. В Центральном районе работает фельдшер из Донецка.  Молодая девушка начала работать в Донецке, а в связи со всеми событиями, переехала в Мариуполь.

- Говорят, что в ближайшем будущем будет создана единая региональная диспетчерская «103». Так ли это?

-Да то так. Ее хотят создать в Мариуполе на третьем этаже здания службы экстренной медицинской помощи в пустующем рентген-кабинете. Финансировать проект будет область.

Это современный подход. Будут применены современные технические условия, установлены современные компьютеры, серверы,  огромный мультимедийный экран, на котором будет высвечиваться каждая бригада. В каждой «скорой» будет установлена система навигации, у каждой бригады будет свой планшет.

Это во многом облегчит работу. Диспетчеру  будет видно, где находится каждая бригада и мы сможем рационально направлять ее к ближайшему происшествию. Такую диспетчерскую планируется создать уже в этом или следующем году.

- Расскажите о штате медицинских сотрудников экстренной медицинской помощи.

- Сейчас штат составляет 611 сотрудников. Фельдшеров, а их 231, и водителей, которых у нас 194 достаточно. А вот врачей мало. Их 81, а по штату нужно в два раза больше. Этот штат пропорционально распределяется на Мариуполь, Мангуш, Никольское (Володарское). Две бригады постоянно базируются в прифронтовых Гранитном и Чермалыке.

- С чем связана нехватка квалифицированных специалистов?

Врач и фельдшер приезжают на вызов одни. Им нужно мгновенно ориентироваться и самостоятельно принимать решение, когда счет идет на минуты

-  Я не так давно разговаривал с одним доктором. Я надеялся, что он придет к нам на работу. А он сказал, что боится той ответственности, которую несет на себе врач скорой помощи, он не привык к такому напряжению, как у нас. Такую реакцию легко можно объяснить условиями работы и близостью зоны АТО.  Это колоссальный груз ответственности. Врач и фельдшер приезжают на вызов одни. Им нужно мгновенно ориентироваться и самостоятельно принимать решение, когда счет идет на минуты.

 Как возможно решить эту проблему?

- Я думаю, что невзирая на все наши запросы и обращения, служба наша идет к иной структурной модели. Я выскажу свое личное мнение - по всем признакам это будет такая модель, где не будет врачей, а будут фельдшера и парамедики. Это как в Канаде ,США, Польше и так далее. Мы общались не так давно с канадским парамедиком. У них там трехуровневая система, которая зависит от подготовки. Третий уровень самый высокий – это самая квалифицированная подготовка.

Парамедики в Канаде не имеют специального медицинское образования, но у них есть определенная программа подготовки. Им не нужно знать анатомию и физиологию. Им необходимы не фундаментальные знания, а принципы оказания первой доврачебной медицинской помощи, такие как борьба с травматическим шоком, первая помощь при переломах, порезах и так далее.

Я этот вариант не приветствую, но это мое личное мнение. Оно основывается на многолетнем опыте. Мне очень нравится реформа экстренной медицинской помощи, которая началась в 2012 году. Вы посмотрите сколько у нас появилось транспорта и этот транспорт укомплектован необходимым оборудованием.

- Расскажите об автопарке «скорой помощи».

-  У нас 52 сертифицированных автомобиля Пежо. Старых  моделей (УАЗ и Газель) у нас осталось 1,5 - 2 десятка. В городе их единицы, их используют в селах. Мы даже в Мангуш и Никольское передали Пежо, но эти автомобили выезжают исключительно на серьезные происшествия, а также на ДТП, которые происходят на трассах. В села едут более старые автомобили и связано это с качеством проселочных дорог. «Пежо» в некоторые села просто не смогут проехать

- Спецодежды, топлива, медикаментов хватает?

- Этим всем мы также обеспечены. Все, что нужно для оказания первой доврачебной помощи у нас есть.

- Должна ли «скорая» выезжать на вызов, если у пациента просто болит голова?

- В 2012 году вышел закон об экстренной медицинской помощи, в который четко прописываются все наши обязанности, какие у нас функции, чем мы занимаемся.

Мы сегодня называемся службой экстренной медицинской помощи. В понятие экстренной медицинской помощи входит все, что происходит на улице независимо от состояния пациента. Когда поступает вызов, диспетчер сразу же сообщает экстренный он или нет и добавляет -  ДТП, остановка, рынок, стадион, завод, офис, учреждение. На экстренный вызов бригада сразу выезжает с сиреной и мигалкой. То есть, если по городу мчаться «скорая» с мигалками, то она едет на экстренный вызов.

Если у пациента головная боль, температура, кашель, насморк, порез пальца в домашних условиях, то это не ответственность "скорой помощи"

Если у пациента головная боль, температура, кашель, насморк, порез пальца в домашних условиях, то это не наше. Но всю жизнь было так. Женщина измерила температуру, она у нее повысилась, пенсионерка испугалась, что у нее скачет давление, а пожилой мужчина жалуется на суставную боль.  При этом это хроническая суставная боль и он знает, какое лекарство ему помогает. Они все звонят по номеру «103».  Мы принимаем такие вызовы и передаем в пункты неотложной помощи, которые работают с 8.00 до 20.00.  В ночное время, а также в праздничные и выходные дни эта нагрузка ложится на плечи медиков «скорой помощи». Если бы неотложки работали круглосуточно, то у нас было бы больше резервов и мы всегда могли выехать действительно на экстренный случай.

- Обеспечены ли пункты неотложной помощи необходимыми медикаментами?

- Конечно. Мы с ними каждый день взаимодействуем и передаем им все необходимое. В Мариуполе 6 центров первичной медико-санитарной помощи, при которых действуют пункты неотложки. Они оснащены автомобилями и медикаментами. Они могут оказывать помощь при температуре, головной боли, давлении, кашле, различных видах боли. Людям особенно пожилым перестроится трудно. Такой есть стереотип, что в любое время «103» набрал и к тебе приехали и бесплатно оказали помощь.  В таком большом городе, как Мариуполь этот вопрос должен решать горсовет.

- Насколько достойно оплачивается труд врача «скорой помощи»?

- Врач «скорой№ получает около 5 тыс. грн., а фельдшер около 4 тыс. грн. Но, подчеркиваю, это те специалисты, у которых есть стаж свыше 7 лет. со стажем от 7 лет. Их зарплата включает в себя проценты за выслугу, выездные, наличие высшие категории. Работая на 1,5 ставки врачи получают и 5400 и 5800 тыс. грн. Молодые специалисты получают меньше. Точно также пожилые врачи не могут работать на 1,5 ставки. Средний возраст врачей  «скорой» на сегодня составляет 55 лет, а фельдшера 35-40 лет.  

- Что привлекает людей работать в «скорой помощи»?

 - Это тяжелая, но очень интересная работа. Она всегда интересна. Она динамичная, она изменчивая. Каждый вызов не похож на другой. Это разные люди, это разный социальный слой. Это дети, это молодежь, это пожилые люди. Каждый пациент со своей спецификой. Единственное, что отмечу, что в «скорую» редко обращаются обеспеченные мариупольцы. У каждого из них есть свой лечащий врач, который выезжает по звонку.

- Какие слова, Вы хотите сказать сегодня в День медицинского работника Украины?

Когда ты сам справился со сложной задачей, ты чувствуешь себя если не богом, то какой-то значимой фигурой

- Я хотел бы поздравить весь коллектив станции экстренной медицинской помощи с профессиональным праздником – водителей, фельдшеров, медицинских сестер, врачей. Хочется пожелать им доброго здоровья, благополучия, чтобы каждая смена у них была легкой, чтобы они получали удовлетворение от выполненной работы . В этой работе есть свои особенности, выполняя ее ты получаешь колоссальное удовлетворение. Когда ты сам справился со сложной задачей, ты чувствуешь себя если не богом, то какой-то значимой фигурой. Мне хочется, чтобы каждый медработник мог каждый день уходить с работы именно с таким приятным чувством.

Редакция городского сайта присоединяется к поздравлениям и желает мариупольским медикам процветания и успехов в этом нелегком труде.

Записала Анна Працкова