Мариупольские "ультрас" в составе "Азова" обороняют Мариуполь (ФОТО)

"Марики" на фронте. Истории фанатов. 

Они воевали и раньше. Только тогда это были игры в войну. Футбольные фанаты (ультрас) воевали друг с другом на улицах, перед стадионами, посредством запланированных драк, которые на сленге называют «махачи».  Они дрались за свой город, за цвета клуба и честь «фирмы». Но реальная угроза для государства заставила сменить приоритеты. Многие фанаты пошли на фронт в первых рядах добровольцев защищать Украину. Их  можно назвать авангардом патриотизма. Большинство Мариупольских ультрас вступило в «Азов». С некоторыми футбольными фанатами мариупольского «Металлурга» (они не признают название «Ильичевец» ) ныне бойцами полка «Азова», удалось пообщаться 0629.

Позывной «Эйнар». 19 лет.


18lCp_o5JvQ
«На сектор начал ходить к 16 годам. Помню как сейчас, как собирался туда идти и были сомнения, но в один из дней, возвращаясь из тренажерного зала, я увидел объявление о том что будет матч против «Кротов» (Донецкого «Шахтера» - прим. ред.) Тогда я решился, звал знакомых, в итоге пошел один. Придя туда, увидев всё изнутри, ощутив тот адреналин, мне безумно понравилось», - рассказывает парень. Далее Эйнар рассказал, как освоил сленг футбольных фанатов и стал узнавать особенности движения.


«Поведали мне, о том что истинный фанат должен пробивать выезды (посещать гостевые матчи команды – прим. ред). И при первой же возможности я пробил выезд. Увлекся этим, ну и начал регулярно как есть возможность, ехать за командой в другие города. Так и поездил по Украине.
В итоге на моем счету около 30, может чуть больше, выездов, и «Золотой Сезон» 2013/2014 (посещение всех выездных встреч команды – прим. ред) . Один из последних матчей в 2014 г. выпал в начале мая в Крыму, который уже был оккупирован, и уже были жесткие репресии . Но мы туда пробрались», - вспоминает Эйнар.

Парень рассказал, что одновременно с увлечением футболом его стал интересовать национализм. «Читал в интернете, чем занимаются националисты. Я увидел что основа - это действие. Что я мог в 16? Вместе с другими инициативными людьми начали заниматься уличной пропагандой. Делали раз рейд по уничтожению алко-табочной рекламы, на одном из которых нас поджидала милиция», - рассказывает он.  «Когда была предвыборная компания, мы запустили в Мариуполе, и продолжили, то, чем занимались националисты по всей Украине. Срыв агитации, срыв флагов с агит.палаток оккупантов, на то время это были «Регионалы» (Партия Регионов), свои успехи мы выкладывали в сеть. Из-за националистических взглядов, со временем начали интересовать систему, в моем случае СБУ».


Эйнар рассказал, что он стал занимать активную гражданскую позицию и участвовал во многих митингах в городе. Однако это перестало его устраивать и он выбрал путь более радикальной борьбы.


«Обрисовывали офисы «Регионалов». Один раз сорвали посиделки КПУ в их офисе. Ну и другие действия были, - делится он. Далее, когда Крым уже был захвачен, а в Мариуполе витали идеи сепаратизма фанаты действовали так же. «В Мариуполе начали появляться их граффити сепаратистов, которые мы зарисовывали ночью. Проходили митинги «ДНР», с кучей привезенных россиян. Были митинги украинских сил, были и столкновения во дворах и  ночью, когда встречались граффитчики враждующих лагерей», - сообщает Эйнар. Также Эйнар рассказал о том, что был на митинге в Донецке, когда произошла серьезная драка между пророссийскими активистами и патриотами. 

«Это было в марте 13 числа, там для меня была настоящая первая бойня. Нас сначала закидывали пиротехникой и яйцами, потом когда начали расходиться, то стали цепью, чтоб женщины и старики спокойно ушли. Звери к нам рвались. Нас лили газом и били. Мне повезло, сначала первая тварь, забоялась и отошла, вторая получила «приятности» в бок, а потом уже третий залил газом и я отбежал ибо глаза просто выедало» - вспоминает он. «Видели когда-то сафари, когда на животных охотятся толпой загоняя их? Так вот, в таком случае мы были животными. Я летел как не знаю кто. Куча людей падало, ибо ступенек было много, в один из пролетов я побежал не туда, и в итоге надо было прыгать с 2х метров», - говорит Эйнар.  Парень рассказал, что по патриотам Украины вели огонь из травматического и огнестрельного оружия.
Именно это событие стало для Эйнара решающим. «Тогда погибли люди. Я решил что эту мразь в город не допущу», - говорит он. Парень решил, что сам должен идти на фронт.


«Ситуация становилась хуже, и понял что без оружия тут не чего ловить. И позвонил в батальон «Донбасс», там сказали что нет, возраст 17 лет, поэтому им не подхожу. Вот будет через месяц 18, приходи. А я терпеть не мог. И узнал от Ядра, что он в «Азове».  Я ему написал " В Вальхаллу (рай скандинавских воинов – прим. ред.), сидя дома не попадешь", и он мне ответил когда и куда приезжать.  28-29 мая 2014 года  я уже был на базе батальона «Азов».

Позывной «Козацкий». 20 лет.

«На сектор я попал в 2011 году, меня тогда позвал мой друг. Для меня это было что-то новое в жизни. Что мне там с первого взгляда понравилось, так это патриотизм. Уже тогда Ультрас были активны в плане патриотизма и спорта. Затем я попал в коллектив под название «Їжачки», и летом уже 2012 был мой первый забивон против харьковского движа (драка против фанатов из Харькова – прим. ред.)», - рассказывает Козацкий.


Парень говорит о том, что у него  даже не было сомнений чью сторону занять во время волнений внутри страны во время Революции достоинства.


«Во время Майдана ультрас отстаивала в Мариуполе проукраинские взгляды, пытались охранять митинги», - говорит он. Также Козацкий упомянул об угрозах  фанатам - патриотам в городе от сепаратистов. «Бывало такое, что домой приходили и угрожали», - вспоминает он.

Козацкий говорит, что однажды понял, что пришло время идти на фронт. «Решение пришло в тот момент когда сепары зашли в Новоазовск, сказали что дальше ждать некуда и пошли с ребятами», - говорит он. Также он рассказал, что вражда между ультрасами из разных городов сошла на нет. «Ещё когда был Майдан все решили сделать перемирие между движухами, а когда пришла война, все сплоченно пошли на неё», - говорит он. Далее Козацкий поделился воспоминаниями, о том, как он вступил в батальон «Азов». «Мы начали тренить ещё до вступления в батальон , с «Азовом» так сказать, у нас были занятия и так что когда мы пошли в батальон  мы уже что-то умели», - рассказывает он. «Мы попали во 2 роту, у неё на тот момент была ротация. Людей было не много, так что тренить, по сути, по-началу было не кому.  Далее уже все вернулись и началось: зарядка и физуха каждое утро, полигоны, отработки», - вспоминает мариуполец.


Самыми запоминающимися моментами службы Козацкий назвал дни Широкинской операции. «Сепары пытались идти в атаку, шли чуть ли не в полный рост, тогда им хорошо досталось.  Ещё помню интересный момент был на 5 сутки, когда орки стянули резервы и пошли в наступление, тогда я был в группе с ПТУРм, мы приехали утром.  По Широкино тогда уже катались танчики и «бехи». И вот мы выгрузились со «Спартана», пришли сначала в одно место, я еле дошел туда. Представляешь, на тебя «броня»,  автомат, в руках снаряды для ПТУРа … короче ели туда добежал. А  мне говорят «Надо обратно». Мы засели в окопах на левом фланге. Морган тогда подбил с ПТУРа танк. У танка сдетанировало БК и крышу поднесло на 15 метров», - говорил Козацкий.
Мечта у парня единственная. «Ну что тут мечтать? Хочу жить в свободной  и независимой Украине», - говорит он. 

Лада. 22 года.
FKy7s-3Dkqg
Девушка даже на фронте не расстается с эмблемой клуба. На ее форме слева уставной шеврон «Азова», а справа эмблема мариупольской футбольной команды. Ее путь от сектора до полка был вовсе не прост.

«Все началось в 2010 году. Тогда я еще не совсем понимала, что такое преданность клубу и идее. Мы были баскетбольными фанатами клуба «Азовмаш». Атмосфера, которая «царила» на секторе, воодушевляла меня. Я с нетерпением ждала каждую игру только ради того, чтобы выплеснуть эмоции. Тогда же, весной 2010, был мой первый выезд с командой в Запорожье с ночевкой. Я мало что знала о выездах на тот момент, но после этой поездки я больше не могла жить прежней жизнью, - вспоминает Лада. Потом друг позвал меня на футбольный сектор. Этим знаменовалась новая глава жизни. Настолько теплой и эмоциональной поддержки я до этого не встречала. Это было что-то совершенно иное. Другой красочный мир. Все было по-новому: новые знакомые, новые взгляды, новые ценности и даже речь. Фанатский слэнг. Открыть для себя целую вселенную ультрас было чем-то из ряд вон выходящим.

Общаясь с фанатами, я узнавала о том, что такое национализм, патриотизм, любовь к клубу и городу. По-настоящему училась ценить то, что пришло в мою жизнь. С сектором я получила новое мировоззрение. Полюбила больше всего на свете путешествия на поездах и «собаках», «вписки» в дружеских городах, стикера как высшую ценность, «выезда» как наиболее важную часть фанатства. Приходилось изучать все связи клубов Украины между собой: кто с кем дружит, кто с кем в «контрах», кто нейтрален. Все это было таким важным и нужным».

Далее Лада стала интересовать национализм и его направлениями.

«В городе не существовало никаких патриотических организаций, а самовыражаться надо было и хотелось. Позднее я определила наиболее близкой себе идею украинского национализма. 2012 год стал для меня тем временем, когда я старалась создать в городе что-то патриотическое и оппозиционное. Тогда, общаясь с представителями ресурса Radikals.in, я договорилась открыть мариупольскую ячейку организации «Автономные националисты».

Девушка рассказывает, что она вместе с другими активистами занималась уличной агитацией и была в оппозиции «регионаловской» власти.
«Дальше уличная пропаганда стала для меня не такой актуальной. Я больше занималась саморазвитием. Попутно ходила на сектор и поступила в универ. В сети также продолжала списываться с националистами со всей Украины. Однажды я увидела анонс Марша УПА-2012. Понимала – надо ехать. С этой поездки я начала кататься по Украине одна. Событие поразило меня своим размахом. Привыкнув видеть в своем городе не более десятка активистов, я была шокирована тем, сколько собралось людей. Тысячи флагов, вышиванок, портретов лидеров-националистов, украинский язык – это просто не укладывалось в голове. Вернулась домой я другим человеком».
Лада говорит, что общаясь с другими националистами в сети в 2013 году ходили разговоры о грядущих изменениях. «Майдан стал для меня просто очередным когнитивным диссонансом. Я не ожидала такого размаха, такого единства украинского народа. Несколько раз мы пытались выехать туда с ребятами, но СБУ перекрывало нам пути. Дальше были кровавые события января 2014. Всю ночь мы провели у мониторов, смотря прямую трансляцию пылающего Майдана. В этом огне из пепла старого либерального существования возрождалась сильная украинская «свідомість». », - рассказывает  она.
Лада говорит, то фанаты были активной частью тех, кто сопротивлялся «ДНР» в Мариуполе.


«Естественно, мы пытались проводить даже в условиях «русской весны» патриотические акции. Но, опять же, на примитивном уровне. Те же граффити, трафареты и листовки, что и в 2012. После освобождения мы с ребятами провели первое для освобожденного города мероприятие патриотического толка – марш на День Конституции», - вспоминает она.
Лада говорит о том, что решение вступить в «Азов» было у нее давно, однако на тот период девушек в батальон не брали.


«Я начала искать пути, которые помогут мне попасть в «Азов». Если раньше я думала, что девушек там нет, то со временем поняла, что все-таки пробиться можно. Тогда набирали журналистов в полковую газету «Чорне сонце». Я встретилась с командирами, они дали мне пробное задание, которое я выполнила в срок. Но ответа не последовало. Я тогда как раз сдавала в университете сессию и занималась «Цивільним корпусом». На одной из акций я встретила друга, который работал в пресс-службе «Азва». Рассказала ему, что пытаюсь попасть в газету, а он в свою очередь позвал меня в свою структуру. Это был июнь 2015 года. Друг познакомил меня с командиром информационной службы, и тот в свою очередь взял меня на испытательный срок. В общем, так я и попала в полк. Жалею только, что довольно поздно. У меня не было возможности увидеть войну в том виде, котором ее видели мои друзья. Может, это и к лучшему», - говорит Лада.

Позывной «Беля». 18 лет.
DA-o_Vtr6I4
«Я когда пришел впервые на сектор я даже не особо любил футбол , меня товарищ позвал. Но после первого похода мне это ужасно понравилось , и так все и закрутилось…!  Там я и начинал осознавать что такое побратимство и патриотизм, гордость города. И с каждым матчем патриотизм возрастал», - вспоминает Бел.
Также как и другие фанаты, Беля говорит, что ультрас являлись активной часть проукраинского движения в Мариуполе и защищали митинги от «титушек».


«Устраивали разного рода акции против людей которые творили беспредел и хаос в город», - говорит он. Парень говорит, что мечта вступить в «Азов» была у него у него  давно, но осуществилась   в сентябре 2014 г.  Как самое яркое воспоминание Беля описывает Широкинскую операцию.
"Помню как на утро начался обстрел из стрелкового и было ясно что они очень близко , все заметушились и мы вышли из дома в котором ночевали и начали занимать позиции. И мы с Белорусом и Козацким залезли в дом на 2 этаж. Когда начался контакт  мы в втроем отстреливались по очереди. После ранили Разора. Страшно не было. Только когда приехал домой пришло понимание что да как», - говорит он."

"Моя мечта - свободная Украина и правильная власть", - резюмирует "Беля"

Позывной «Джордж». 23 года.

Один из лидеров фанатского движения в Мариуполе.

«Моя  футбольная история началась с 8 лет, как начал заниматься этим видом спорта. Став взрослее начал посещать матчи мариупольского «Металлурга». Никогда не забуду когда первый раз увидел Шевченко и Реброва. Еще большими авторитетами тогда были Бабич, Пушкуца, Молокуцко, Шуховцев, Сахаров, Аникеев, Полищук, Браила во главе с Николаем Петровичем Павловым. Люди искреннее переживали за команду и приходили на стадион. Неважно игра была с Динамо, Шахтером или Зиркой, Торпедо, Нивой. Искренность в мариупольском футболе начала погибать с переименованием клуба в «Ильичевец». Клуб стал просто заводским финансовым проектом, а не достоянием всего Мариуполя. Стадион заполнялся только на лидеров чемпионата, - говорит он. .

Джорд говорит, что впервые побывал на фанатском секторе в 2008 году на матче сборных Украины и Хорватии, в Харькове. Активное участие в фанатском движении он стал принимать с сезона 2008/09. «Первый выезд был в Киев, игра была с Динамо. Через 1 тур, был выезд в Донецк, игра с Металлургом. Тогда пересеклись с местными фанатами Шахтера и Металлурга. Нас примерно в 2 раза было меньше, но по стечению обстоятельств мы вышли победителями. К 2013 году получилось посетить около 40 выездных игр мариупольского «Металлурга». Наш фанатский прорыв был с сезона 2012/13. Мы тогда выросли в количестве и качестве. Мы научились делать достойные перфомансы, мы тренировались и научились побеждать на околофутбольной арене», - рассказывает Джордж.

Патриотизм и движение ультрас, как мы видим, в Украине – это неразрывно о связанные вещи. «Футбольный фанатизм всегда манил своим отношением к команде, к городу, к родине. Любовь к Украине стал определяющим фактором, который оставил меня в этом движении.  Мне очень посчастливилось, что я учился в Украинском классе и нас воспитывали Украинцами», - говорит Джордж

Подтверждая слова других ультрас, Джорд говорит, что фанаты присутствовали на патриотических митингах в качестве охраны. «На митинги ультрас выходили, чтобы физически помочь мирным демонстрантам, в случае чего взять на себя удар, - говорит он. Посмотрев на лица и внешний вид людей, которые были за Украину и за Россию, было понятно где «добро», а где «зло». Старались защищать людей. Собирали деньги, вещи, продукты в Киев».

«С тех событий большинство из «мариков» (название мариупольских фанатов,  прим. ред) не уделяли внимание футболу, так же как и сейчас. Весь актив движения сейчас либо в армии, либо плотно помогают армии, остальные дискредитировали себя. Я особо не выбирал подразделение в котором буду отдавать долг родине. Мой выбор был очевиден – это тогда еще батальон, а сейчас полк «Азов». Почему? Потому что: а) Андрей Билецкий; б) Отношения бойцов друг с другом и с командованием. В октябре 2014 я был в строю, жалею только о том, что не получилось раньше. До этого момента занимался волонтерством. В «Азове» мои старые знакомые, стали мне братьями. Мариупольское фанатское движение, если брать в процентном отношении, пошло на фронт массово. Привет нашим парням, которые служат в других подразделениях МВД и ВСУ», - говорит Джордж.
Мариупольские

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов